Они возрождали Кричевщину

Кричевщина вскормила и приняла в свое лоно многих замечательных сыновей и дочерей, которыми может и должна гордиться. Патриотизм, любовь в Родине, мужество и преданность своей земле они проявили в военное лихолетье Великой Отечественной, а затем в мирное время, восстанавливая разрушенное и разграбленное фашистами народное хозяйство, поднимая его из руин и пепла. Быстро пробежало, пролетело и отодвинулось очень трудное пос­левоенное время и, печальнее всего, память о тех, кто, пройдя тернистый путь дорогами войны, возвратился, чтобы не только возродить, но и прославить своим трудом эту землю, отдав всего себя обществу, отработав на совесть долгие годы, не считаясь со временем и здоровьем. Эти люди с честью выполнили священную миссию защиты Отечества, которые «не могли ни солгать, ни обмануть, ни с пути свернуть». На их ратных и трудовых подвигах надо было бы воспитывать молодое поколение. К великому сожалению, забыты и они, и их подвиги. На этой земле не осталось уже не только их, но осталось совсем мало и тех, кто работал рядом с ними (не зная героического прошлого этих людей) и сохранил доб­рую память о них. О некоторых из них я хочу напомнить на страницах «районки».
Анищенко Михаил Иванович. С 10 октября 1940 года и по 20 июля 1941-го – курсант артполка 23-й стрелковой дивизии, в действующей армии – с 22 июля 1941 года по декабрь 1945 года. Воевал на Западном, Калининском и 1-м Белорусском фронтах. Принимал участие в Курской битве, операции «Багратион», освобождении Варшавы, дошел до Берлина. За ратный труд награжден орденом Красной Звезды, медалями «За освобож­дение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией». После возвращения в родной Кричев лучшие годы своей жизни отдал главной отрасли – сельскому хозяйству, отработав агрономом в колхозе «Соцшлях» около сорока лет. Приведу итоги работы колхоза (до объединения с колхозом «Ленинский призыв») за 25 послевоенных лет. В 1970 году было произведено на 100 га сельхозугодий молока – по 345,8 центнера, мяса – 72,4, в 1973 году соответственно 447,2 и 122 центнера, среднесуточные привесы на откорме крупного рогатого скота – 793 и 800 граммов, свиней – 435 и 450 граммов. С одного гектара пашни получено прибыли соответственно – 407 и 735 рублей. А чтобы получить продукцию с каждой фермы, надо хорошо накормить скот. И сколько же надо было за все годы работы исходить пешком или объехать на лошади километров, чтобы досмотреть каждое поле? Урожайность зерновых, картофеля, льна, сеяных трав и лугов – это все была забота Михаила Ивановича. Стояли стога клевера, тимофеевки. Доход с одного гектара льна в 1970 году составил 1044 рубля, в 1973-м – 2560 (76 копеек советских денег к доллару, легко можно посчитать доход).
О руководителях хозяйств я писала года три тому назад. Напомню, что председатель Белобрагин Антон Антонович, участник войны, награжден орденом Красной Звезды, медалями “За победу над Германией», «Партизану Отечественной войны» II степени. За успехи в сельхозпроизводстве в 1958 году был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Уйдя на заслуженный отдых, эстафету от него принял Кравченко Николай Васильевич. Давно нет колхоза, животноводческих помещений, как будто и не было ничего и никто не работал. Так кто о них будет вспоминать, ушедших из этой жизни, если в районе осталось только три бывших руководителя колхозов, но их ни разу не пригласили ни на «Дожинки», ни на подведение итогов за год?
Искарев Николай Евдокимович – д. Лущевинка. Воевал на 1-м Белорусском фронте. В неполных 18 лет – в действующей армии 1022 стрелкового полка 269 стрелковой дивизии. Дошел дорогами войны до Берлина. Награжден орденом Красной Звезды, двумя медалями «За отвагу», медалями «За взятие Берлина» и «За победу над Германией». Домой возвратился в ноябре 1945 года.
Как подобает солдату и труженику, все годы отработал бригадиром в колхозе «Память Ленина». Урожайность ячменя в 1973 году в д. Лущевинка составила 56 центнеров с гектара, картофеля – 315, был хороший, ухоженный сад.
Убираем картофель в д. Лущевинка (1973 г.). Не успеваем носить полные ведра к машине. Ко мне подходит Николай Евдокимович и загадочно говорит: «Нина Павловна, как Вы думаете, здесь центнеров 150 будет с гектара?». Ждет, что я отвечу. Говорю, что если я сегодня набрала 130 ведер, значит, каждая из нас собрала по тонне, так что здесь обязательно будет триста. В отчете по колхозу показали 254,4 центнера при себестоимости 2,53 рубля за центнер. Населению продавали тогда по 6 копеек за килограмм. В те годы работники райисполкома оказывали ежегодно помощь в сельхозработах – начиная с переборки картофеля для посадки, прополки и уборки кормовой свеклы, уборки картофеля, сеноуборки и, особенно, в подъеме льнотресты. Нельзя посчитать, сколько тысяч снопов льна связано нашими руками и убрано площади. Если я напишу, что мы (не взирая на «ранги») отрабатывали за сезон по 20-25 дней, нынешние могут принять за хорошее сочинение. Но это действительность, никто не выражал недовольства, все знали, что надо. Еще живут и здравствуют те, с которыми вместе работали. Сегодня нет надобности помогать – картофель, свеклу не садят, лен не сеют, луга «запущены», не косят.
О председателе колхоза Чугареве Михаиле Максимовиче не раз писали. Закончив Киевское танковое училище, с августа 1942 года в действующей армии. Воевал на Брянском, 4-м Украинском, 2-м Белорусском и Сталинградском фронтах. За мужество и отвагу удостоен ордена Отечественной войны II степени, награжден двумя медалями «За боевые заслуги», медалями «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», польской медалью «За Варшаву» и 14-ю благодарностями Верховного Главнокомандующего. Лучшие годы своей жизни отдал защите Родины, затем восстановительному периоду, где надо было начинать с себя, чтобы организовать работу других. Немногословный, скромный, принципиальный, мудрый человек, настоящий хозяин. Приняв отсталый колхоз, за 25 лет работы (1957 -1982 г.г.) вместе с главными специалистами, специалистами среднего звена и всем коллективом преобразовали в колхоз высокой культуры земледелия. Михаил Максимович был награжден орденами Ленина, Октябрьской революции, «Знак Почета». В одном колхозе было три кавалера ордена Ленина: председатель и два бригадира. Мне не раз приходилось бывать в этом колхозе, видеть красоту его полей и ферм. В Лущевинке была свиноферма на 3 тыс. голов, теперь не только свиней, так и помещений нет. Приятно было смотреть на чистые, желтые поля кормового люпина, вот и было молоко, а затем шумели и стояли стеной озимые.
Титоренко Василий Никифорович – украи­нец, в действующей армии – с июня 1941 года, артиллерист второго стрелкового полка Запорожско-Кировоградской Краснознаменной ордена Суворова дивизии. За мужество и героизм при прорыве наших войск в населенном пункте Гросс-Крауше (Германия) под сильным огнем противника в составе взвода автоматчиков уничтожил пять фашистов, затем в группе автоматчиков в районе населенного пункта Лангенау (Германия) первым ворвался на аэродром, активное содействие в очищении аэродрома от противника награжден двумя медалями «За отвагу», медалью «За победу над Германией». В сложные пятидесятые и шестидесятые годы отработал агрономом в колхозе «Заветы Ильича». Уравновешенный, уважительный, скромный, высокой культуры человек. Нет колхоза, нет комплекса на 4500 голов нетелей, нет цеха по производству кормов, как не осталось и памяти о руководителях, специалистах, передовиках.
Григорьев Иван Фомич родом из д. Черная сосна Мстиславского района. На фронте с 17 лет, командир отделения связи. Прошел дорогами войны, дошел до Берлина, освобождал Варшаву. Награжден орденом Красной Звезды, медалями «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией». Ивана Фомича знала, когда он работал директором нефтебазы, контора которой располагалась в стареньком деревянном здании. По долгу службы не раз приходилось общаться с этим скромным, честным, уважительным и бескорыстным человеком. Многие годы, уйдя на заслуженный отдых, занимался общественной работой, оставив добрую память о себе. При Иване Фомиче была построена новая, отвечающая современным требованиям нефтебаза. К сожалению, «перестройка» и здесь внесла свои коррективы. «Вверху» все укрупняют, а «низам» необязательно, чтобы люди работали и получали зарплату, потом ищем рабочие места, а где их взять? Базу превратили в филиал, затем в цех, участок и, наконец, в склад. Вот так «перестраиваем», что не так было построено раньше.
Замятин Владимир Михайлович – Марийская АССР. Воевал на Центральном, Степном и 2-м Украинском фронтах. Участвовал в Курской битве, Львовско-Сандомирской операции, освобождении Праги. За смелость, мужество и отвагу награжден двумя орденами Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За победу над Германией», «За освобождение Праги». Знала Владимира Михайловича с апреля 1959 года, когда приехала на работу, он тогда работал вторым секретарем райкома партии. Пригласил на беседу, а при себе надо было иметь диплом с вкладышем. Внимательно посмотрев оценки, сказал: «Работайте так, как учились». После партийной работы много лет отдал воспитанию подрастающего поколения, работал директором СШ №1 и СШ №5, учителем. Скромный, уважительный, принципиальный и честный человек. Основную жизнь прожил и воспитал троих детей в старом деревянном доме, имел хороший огород, где трудилась семья, и только остаток жизни провел в двухкомнатной квартире, которую выделили как участнику войны. Уйдя на заслуженный отдых, занимался об­щественной работой, встречался с учащимися школ накануне знаменательных дат, а ему было о чем рассказать. С теп­лом вспоминал о солдатской дружбе на войне и болью – о невернувшихся. Переживал за развал страны, за свободу которой было отдано 27 миллионов жизней советских людей. Его будут помнить доб­рой памятью все, кто с ним общался, работал, особенно ученики.
Землянский Виктор Павлович – д. Баевка. С сентября 1938 года состоял на службе в рядах Советской армии, летчик, в 1940 году закончил Одесскую школу пилотов. С начала войны – 163-й резервный авиаполк скоростных бомбардировщиков, с июля 1941 года и по май 1945-го – летчик 370-го ночного бомбардировочного ордена Суворова Бранловского авиаполка. За мужество и отвагу награжден орденом Красной Звезды, медалями «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией». Работал директором пищепрома, куда входили хлебопекарня (хлебозавод сдали в эксплуатацию в 1966 году) и пивзавод. С 1965 года и до ухода на заслуженный отдых – начальник штаба гражданской обороны района, он был первым начальником этой службы. Никто из нас, кто работал с ним, не знали его героического прошлого. Только однажды поведал такой случай. Когда на бруствере окопа сидел с двумя сослуживцами, осколками мины их убило, а он остался жив. Никогда не говорил и не одевал награды, был скромным, не очень общительным, каким-то задумчивым, видно, война наложила свой отпечаток на его характер.
Ковальков Виктор Петрович – д. Вородьково. С июля 1941 года на фронте, радист 989 стрелкового полка 266-й стрелковой дивизии Донского фронта. Воевал на Западном, Сталинградском и 1-м Украинском фронтах. За смелость и отвагу во время боев за Сталинград награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, Отечественной войны I степени, медалями «За оборону Сталинграда», «За боевые заслуги», «За победу над Германией». В мирное послевоенное время свое душевное тепло отдал детям, работая учителем, директором школы.
За профессионализм и воспитание подрастающего поколения удостоен высокого звания «Заслуженный учитель». Я никогда не могла подумать, что этот спокойный, скромный, застенчивый человек так героически воевал. Как же были скромны, честны перед собой, народом и своей землей эти настоящие герои! Они не считали зас­лугой ни своих подвигов в военное время, ни в мирное – они просто выполняли свой гражданский долг. Думаю, что его ученики всегда будут помнить своего учителя, который отдавал им свою душу и сердце.
Нет возможности хоть кратко рассказать обо всех, кого знала. И все они заслуживают доброй памяти как настоящие ветераны войны и труда. Написав обо всех, была бы большая книга памяти. Какое же это счас­тье, что жизнь мне подарила этих удивительных людей, дала возможность соприкоснуться с их великим ратным трудом, что пришлось общаться с ними и идти по жизни рядом с ними. Это были люди особого формата, это были люди, которые знали, что такое Родина. Это были люди, которые по-настоящему знали, что такое жизнь и как с честью пройти по ней. На чем основывалась их жизнь? На совести, деловитости, честности, бескорыстии, добрых межличностных отношениях, знании, умении, нравственности, культуре. Все, что было наработано старшим поколением и нами – детьми войны, все кануло в Лету. Мы были воспитаны совсем на других ценностях и видим, как уходят та духовность, взаимовыручка, коллективизм и товарищество, которые сплачивали людей, давали им силы, надежду и веру в будущее. «Перестроечное» поколение мыслит иначе, ведь идем совсем по другому пути развития, правда, не до лучшего, а хотя бы как было, путь становится все длиннее и труднее. Возможно, мы, жившие и работавшие в то «плохое» время, отстали от современности. Возможно. Но результаты работы тогда и теперь говорят сами за себя. Умная экономика, как правило, должна пропорционально влиять на ценообразование, а это значит, на улучшение жизни людей. Сколько было построено производственных, сельскохозяйственных, культурно-­бытовых, социальных объектов! Инвесторами были государство, предприятия, организации. Сегодня надо искать инвестора, а ведь он ищет только выгоду. Да и как быть независимому, если у тебя столько долгов, что не знаешь, кому первому отдавать? После «перестройки», особенно первые годы, часто с юмором вспоминали, что в советское время был лозунг: «Кадры решают все». А как без них? Досмеялись, что нет кого определить руководителем не только в хозяйство (хоть их уже почти нет), но в другие службы. Да и люди уже не те. Нет Чугаревых, Белобрагиных, Искаревых, Калачевых, как нет Кравцовых, Гомуленок, Самусевых и т.д. Хоть давно уже нет свинофермы в Залесовичах, а если бы даже была, кто-нибудь пошел бы, как Самусева Екатерина Петровна с улицы Жуковского отходила 30 лет на свиноферму?
Время остановило этот душевный порыв — работать на общее благо. Нет сегодня (я перечислила выше) тех, которые пошли бы в никуда и, отработав 20-25 лет, доказали и показали свою годность и гордость за свой труд. В районе остался маленький островок – колхоз им. Суворова, где руководитель смог объединить в единое коллектив и работать старыми наработанными методами, привнося полезное, новое. Дети войны приняли эстафету у старшего поколения и могут, и имеют право дать оценку, что такое «хорошо» и что такое «плохо».
В 1970 году (не учитывая, что в 1963-1964 годах не было района) поголовье крупного рогатого скота по району составляло 19720 голов, в том числе 7540 коров, свиней – 14302 головы, 2928 овец. Это спустя 25 лет после войны. В то время числилось 47997 га сельхозугодий, в том числе 32137 – пашни. Сегодня – 33 тыс. га сельхозугодий, в том числе 25 тысяч га пашни. В 1992 году район продал зерна 11594 тонны, молока – 15110 тонн, мяса – 4629 тонн. За 2017 год (за 25 лет «перестройки») продано зерна – 5996 тонн, молока – 11561,8 тонны, мяса – 1 тысяча тонн.
Хорошо, когда за детей от детского сада до получения образования заботилось государство. Все имели работу и заработок. Работали предприятия, строительные, транспортные, дорожные и другие организации. Не было проблем с трудоустройством, только не ленись работать. Дешевые продукты, лекарства, бесплатное жилье. Плохо, когда нет завода резиновых изделий с численностью 2300 человек, ПРУП «Кричевцементношифер» вместо 2500 работающих — только 900, нет мясокомбината – 720 человек. Можно долго перечислять чего нет. Плохо, когда дети не могут получить бесплатно образование, когда вместо госторговли — «Евроопт» и другие частники. Пока у нас еще и не рыночная экономика, и не рынок, а просто базар. Сегодня у нас так называемый малый и средний бизнес по-ельцински. Держа пачку сигарет, говорил: «Вот раньше, если купил за 10, а продал за 20 – это спекуляция, а сегодня – бизнес». Вот в течение всей «перестройки» у нас только такой бизнес. Плохо, когда за стакан молока платим больше, чем раньше за литр, за 100 граммов хлеба, если его можно так назвать, — столько, сколько платили за килограммовую буханку ржаного хлеба. Плохо, когда нет денег отремонтировать больницу, значит, бюджет пуст, а откуда ему быть полным? Бюджет пополняют только крупные предприятия и организации, а не рыночные «бизнесмены». Больно и обидно за старших и за нас, уже проживших жизнь, как будто бы и не работали, и все было так, как сейчас. Те, кто начал работать в «перестройку», так и думают. Да нет. Было совсем иначе. О том времени и о тех людях я хоть немножко изложила в этой публикации. Да, сегодня трудно, непросто (а после войны или в 50-е было легко?), но долг обязывает. Всегда говорили мудрые люди: «Меньше слов – больше дела». За работу, за прожитую честно жизнь нам не стыдно, нам стыдно за других, когда все и все борются с коррупцией, а кто-то берет взятку в 200 тысяч долларов, так это за раз, а сколько было раз? Когда руководитель какого-то государственного холдинга (мы быстро перешли на холдинги, фирмы, компании) берет разовую взятку в 85 тысяч евро. Это он решает по-государственному государственные вопросы. И мы хотим, чтобы что-то было лучше? Люди честным трудом, от начальника до рядового, добивались, чтобы было лучше. Теперь совсем другая «мода» на жизнь.
… Лучшей памятью для тех, кто, не жалея жизни, отстоял свободу своей родной земли и, не жалея жизни, не только возродил, но и приумножил ее богатства, вернуть былую славу Кричевщины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *