Пудовые надои Нины Пантелеевой

Поклады, где родилась Нина, — деревня солидная.

Пудовые надои  Нины Пантелеевой

 

Поклады, где родилась Нина, — деревня солидная. При советской власти в ней было немало дворов с трудолюбивыми жителями, которые доб­росовестно работали и были уверены в зав­трашнем дне. Сейчас есть пустующие дома, административное здание бывшего колхоза «Заветы Ильича», комбикормового завода.
В тот день на улице, как говорят синоптики, было слегка пасмурно с прояснениями. Но у природы нет плохой погоды. Над окрасившимся в желтый цвет рапсовым полем гудели пчелы, осы и шмели – работы хватало всем. Легкокрылые труженики и труженицы обеспечивали себе продовольственную безопасность на долгий зимний период. А по деревне плыл пьянящий запах цветущей сирени, заполняя ее ароматом от края и до края.
Хозяйка встречала гостей возле калитки. Безусловно, волновалась.  Расположились под шелестящей на ветру кроной крепенького дубка. По такому случаю Нина Алексеевна была с приколотым на кофте знаком «Заслуженный работник сельского хозяйства БССР». В нашей стране немногие были удостоены такого высокого звания. Она имеет еще и два ордена Трудовой Славы.
О себе рассказала, что родилась здесь же, в многодетной семье. Каково это, когда в доме девять детей – шесть дочерей и три сына, сейчас даже трудно себе представить. Жили трудно, но дружно, к работе были приучены с детства и за любое дело брались сообща.
«К матери на ферму стала бегать, как только в школу пошла, — говорит женщина, заметно волнуясь, — все старалась ей как-то помочь, хотя бы немножечко. Сейчас понимаю, что мать всячески поощряла мои неумелые попытки. Коровки меня любили, на ноги не наступали и хвостом не били, вероятно, понимали, что ребенок. Я к ним привыкла, а они ко мне.
Четыре класса я окончила в своей деревне, а восьмилетку – в Сокольничах, затем поступила в Мстиславское профессионально-техническое училище. Все складывалось вроде бы хорошо, но та встреча с председателем колхоза будто перевернула мою судьбу. В лучшую сторону, естественно.
Надо признать, что тогдашние руководители колхозов были не только рачительными хозяевами, но еще и психологами. Николай Семенович Оберемко тоже неплохо владел даром убеждения.
— И куда это ты сбежала из родной деревни, красавица? – остановив запыленного «козлика», спросил он меня, когда шла домой.
— В Мстиславль, — тихо ответила я.
— А кто матери твоей, Лидии Гавриловне, будет помогать? Видела, как она на ферме бидоны с молоком таскает? Давай возвращайся да сформируй себе группу первотелок! Есть в тебе что-то этакое, пока сам не могу понять, что. Только я уверен, через какое-то время ты и хозяйство прославишь, и себя…
Сумел-таки убедить меня колхозный голова. Вернулась я домой и пошла на ферму. В группе –18 коровок, доила вручную, ведра с молоком таскала, фляги. А еще кормить нужно и убирать. Работа тяжелая. Корова – существо умное, понимает, кто к ней с лаской идет. Злобных окриков, тем более ударов не переносит, может лягнуть копытом и подойник опрокинуть. У меня контакт с ними был налажен хороший, но все равно в конце дня рук не чувствовала.
Когда появились переносные доильные аппараты, стало чуток легче, зато количество коров в группе удвоилось. А после внедрения «елочки» группы увеличили до пятидесяти голов. Легкой работы я не искала. Да, на ферме было трудно, зато весело. Делились радостями, помогали друг дружке, подбадривали. С летнего стана за Сожем после дойки возвращались с песнями…»
Работала Нина добросовестно, с огоньком, старательно перенимала опыт старших коллег, это положительно влияло на рост производственных показателей и сулило поощрения. Начинало сбываться пророчество колхозного главы. Безусловно, не сразу. Вначале были благодарности, денежные премии, потом пошли Почетные грамоты. И вот государственная награда – орден Трудовой Славы III степени за высокие достижения в выполнении пятилетнего плана. Это уже была всеобщая признательность.
Только голова у Нины от успехов не закружилась, просто она стала работать еще активней. Следующая пятилетка принесла женщине орден Трудовой Славы II степени. Скорее всего, быть бы Нине Алексеевне полным кавалером, но не успела – рухнул Советский Союз.
Зато женщина смогла вырастить троих детей. И это самое главное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *