Вырастут – поймут?

Растут детки, и становится все яснее, какие у них закреп­ляются черты и привычки, каким будет их характер. Что-то в них родителей радует, а что-то настораживает. Рассказывает одна мать: «Вот у нас трое детей в семье, и все очень разные по характеру. У нас с мужем и в помине нет таких черт, как у них. И откуда все берется, именно нехорошее? Взять младших, Лидочку и Колю. Лидочка очень капризная, обид­чивая, а Коля какой-то злой, агрессивный, ни с кем не может подружиться. А старшую, Вику, вообще не понять, какая-­то сама по себе, очень горделивая, заносчивая. Она же в седьмом классе уже, попробуй-ка ей сделать замечание, тут такое будет! И крик, и истерика, и угрозы, что уйдет из дома. На днях встретила ее одноклассницу, та плакала и рассказывала мне о Вике: «Вика совсем зазналась, считает себя самой красивой в классе, очень нагло себя ведет – и с мальчиками, и с девочками. мальчиков обзывает дохлыми коротышками, а с девочками вообще не считается, так и говорит, что все мы жалкие уродинки и нас никто замуж не возьмет. Откуда она знает? Да и все девочки у нас хорошие, симпатичные. Поговорите с ней, пожалуйста, мне бы об этом не хотелось рассказывать классному руководителю».
Мать говорит, что об этом заводила с Викой разговор, и не раз, но поняла, что бесполезно, что Вика ее не слышит и меняться не собирается, она собой довольна, ей мечтается о красивом ее будущем, она уверена, что все блага мира для нее, ради ее красоты, и она ни с кем не желает считаться, никаких авторитетов для нее нет, если только некоторые артисты.
Да, тут задумаешься… Неужели Вика не изменится? Может ей рассказать об одной девочке, которая тоже когда-то училась в той же школе, где и Вика, и очень гордилась своей красотой. Звали ту девочку Жанна, и вела она себя среди одноклассников точно так же. После десяти классов поехала поступать учиться на артистку. С такой красотой, она считала, можно быть только артисткой. Но не поступила. Вернулась вся какая-то издерганная, нервная, каждому доказывала, что она все равно будет артисткой, со всеми вступала в спор, всех одноклассниц критиковала, что начинают выходить замуж, да еще за местных парней, и сразу детей заводят. Зачем? Сейчас модно сначала пожить для себя, мир посмотреть, а все остальное потом. Вот она такого никогда не допустит, она обязательно выйдет за парня городского и жить здесь, в этой деревне Кричев, никогда не будет, это не для нее. А ей близкие люди говорили, что, если она будет так придирчиво и насмешливо относиться к парням, которые ей встречаются, то из-за своего высокомерия, своей гордыни, пропустит и не заметит своего, того единственного. А такой парень был. Ну, что вы! Он же не увезет ее в большой город, не устроит ей гламурную жизнь. Не пошла за него, посчитала, что он ей не ровня, с ее-то красотой. Ну, и что? Артисткой не стала, никакой профессии не приобрела, замуж не вышла, сделалась какой-то психопаткой, жила за счет матери, ругалась постоянно с ней. В общем, ничего хорошего из этой красавицы не вышло. Не изменилась она. И Вику вряд ли можно изменить, вряд ли, конечно, впечатлила бы Вику эта история про Жанну.
Вике ее гордыня мешает даже задуматься над разными ситуациями, которые могут быть с человеком в жизни. Надо было ее с раннего детства не захваливать, а приучать к скромности, чтобы видела не только себя, а и людей вокруг, видела красоту других, их хорошие черты и училась контролировать свое поведение, оценивать свои поступки.
Вот младших, сестру Лиду и братика Колю, от их капризов, обидчивости, зла еще можно избавить, заняться с ними исправлением характеров. Но надо родителям набраться муд­рости и терпения и не ждать, и не думать так: «Вырастут – ­поймут».
Лариса ОШУРКОВА.

Добавить комментарий