Незабываемое. Непобедимые

 

Летом 1941 года на Ленинград шла группа армий «Север», общей численностью 500 тысяч человек, под командованием фельдмаршала фон Лееба, которому поручалось захватить все военно-морские базы на Балтийском море и к 21 июля овладеть Ленинградом. 9 июля был занят город Псков, 10-го немецкие танки прорвали фронт и пошли на Лугу, до Ленинграда оставалось 180 километров. 21 августа немцы заняли станцию Чудово, перерезали Октябрьскую железную дорогу, а 30 августа овладели крупным железнодорожным узлом Мга. Это была последняя железная дорога, соединяющая Ленинград со страной. 8 сентября гитлеровцы захватили город Шлиссельбург, окружив город с суши.
Началась 900-дневная блокада. На момент установления блокады в городе находилось 2 миллиона 544 тысячи человек, в том числе 400 тысяч детей. В осаду города вначале никто  не верил. Но когда начались систематические бомбардировки, обстрелы и пожары, многие жители хотели уехать, но возможности уже не было. Люди начали запасаться продуктами. к сожалению, запасы продовольствия были слишком малы. По этой причине были введены продовольственные карточки. С 1 октября рабочие и инженерно-технические работники стали получать по 400 граммов хлеба в сутки, все остальные – 200 граммов. С пивоваренных заводов забрали восемь тысяч тонн солода и перемололи его. На мельницах вскрыли полы и собрали мучную пыль, которой раньше клеили обои. Чтобы растянуть ничтожные запасы муки, к ней подмешивали соевую, овсяную, солодовую, размолотый жмых и отруби. Видя, что даже на этом продержаться нельзя, с 13 ноября 1941 года выдача хлеба населению была снижена. Теперь рабочие и инженерно-технические работники получали по 300 граммов хлеба, все остальные – 150. 20 ноября и этот скудный паек пришлось урезать. Население начало получать самую низкую норму за все время блокады – 250 граммов на рабочую карточку и 125 – на все остальные.
В Ленинграде начался голод. Эта цифра – «125 блокадных грамм с огнем и кровью пополам» — навсегда останется одним из символов блокады, хотя уже 25 декаб­ря эти нормы были заменены более высокими. Надо было продержаться чуть больше месяца. Но как? У людей, кроме этого маленького кусочка хлеба, ничего не было, да и тот не всегда можно было получить. Люди начали есть все, что только можно было съесть. В декаб­ре 1941 года был зафиксирован первый случай каннибализма. сестра моей свек­рови прошла через блокаду. Муж был на фронте, свекор умер в блокаду, а они со свекровью выжили. То, что она рассказывала, без содрогания вспоминать нельзя. Топлива и света не было, замерзала вода, водопровод не работал, трамваи не ходили. Жизнь остановилась. Большинство ленинградцев работали и умирали на улицах и на рабочих местах.
Но город жил и боролся. Заводы продолжали выпускать военную продукцию. Мужчины, женщины и подростки стояли у станков, не покидая цехов, даже когда заводы бомбили, понимая, что фронту нужны танки, оружие, боеприпасы. В цехах висели плакаты «Не уйду, пока не выполню норму».
Для подвоза продовольствия и боеприпасов оставалось единственное – Ладожское озеро. На его западном берегу началось сооружение порта в бухте Осиновец, в 55 километрах от Ленинграда. 12 сентября 1941 года к причалам порта пришли две баржи, доставив 626 тонн зерна и 116 тонн муки. Так начала действовать «Дорога жизни». По этой дороге переправлялись боеприпасы, топливо и пополнение войск. С 12 сентября по 15 нояб­ря по Ладоге удалось доставить 24097 тонн зерна, муки и крупы, более 1130 тонн мяса, молочных продуктов и других грузов. Каждый рейс по озеру был подвигом. Судов на Ладоге было крайне мало, и они не смогли существенно помочь голодающему городу. Осенние штормы, бомбежка делали судоходство невозможным. Ждали морозов. С 17 ноября на хрупкий лед вышли конные обозы. Позже пошли грузовики, хотя лед был не совсем крепок, но ждать было нельзя. С 25 ноября 1941 года завезли только 70 тонн продовольствия, через месяц – уже по 800 тонн ежедневно. Но за это время затонуло 40 грузовиков.
Перерезать «Дорогу жизни» немцы стремились постоянно. В первые недели работы трассы немецкие летчики безнаказанно расстреливали автомашины и бомбами разбивали лед. Для прикрытия «Дороги жизни» командование Ленинградского фронта установило  прямо на льду Ладоги  зенитные орудия и пулеметы, а также привлекло истребительную авиацию. Результаты не замедлили сказаться – 16 января 1942 года на западный берег Ладоги вместо запланированных 2000 тонн было доставлено 2506 тонн грузов. Всего с 24 ноября 1941 года по 21 апреля 1942 года через Ладожское озеро в Ленинград было доставлено 361309 тонн грузов, три четверти которых составляло продовольствие.
 24 января 1942 года ввели новые нормы снабжения хлебом, а с  11 февраля паек был снова увеличен. Жителей старались эвакуировать, особенно в январе, когда лед окреп. В первую очередь эвакуировали детей, женщин с детьми, больных, раненых и инвалидов. Эвакуации подлежали научные работники, студенты, учащиеся ремесленных училищ, рабочие эвакуированных заводов и их семьи. Но сколько можно было эвакуировать по «Дороге жизни»? Хуже всего приходилось детям. Смерть детей сознание принимать отказывается.
Несмотря на то, что город постоянно бомбили, работали театры и музеи. В самые тяжелые дни февраля 1942 года в подвале Эрмитажа (был бомбоубежищем) собрались архитекторы. Они занялись проектом будущего Ленинграда, который назвали «Проект возрождения Северной Пальмиры». Эти замерзшие и голодные люди, без света и тепла, верили в скорое освобождение, они создавали новый Ленинград.
2 июля 1942 года на самолете с Урала доставили партитуру 7-й симфонии Дмитрия Шестаковича, которую он начал писать в блокадном Ленинграде, но был эвакуирован по болезни в Свердловск. 9 августа состоялась премьера, которую впоследствии назовут «Ленинградской». Зал был полон, сиял электрическими огнями. Тогда электричество включали раз в день совсем ненадолго. Артиллеристы, оборонявшие город, исполнили в тот день свою «симфонию», обстреляв позиции противника непрерывным огнем. Ни один самолет в этот день не проник в воздушное пространство Ленинграда. Это было так необходимо людям – еще больше поверить в возвращение в жизнь. Финальная часть симфонии обозначала победу над фашизмом, зал встал и долго аплодировал, пока у людей хватало сил.
Блокадница Зоя Селиванова говорит, что весной 1942 года в Ленинград привезли коров, которых пасли в парках, и кормили детей молоком. С осени 1942 года было обязательным школьное образование, которое позволяло хоть немножко отвлечься от блокады. Работали детские сады.
Татьяна Моисеева – жительница блокадного Ленинграда – вспоминает, что дети выс­тупали перед бойцами. Голоса истощенных детей заставляли бойцов плакать и воевать. На Новый год детям дали кружку кипятка, маленький кусочек глюкозы и хлеба. У истощенных детей не было сил водить хоровод. Тысячи взрослых и детей умерли в первую блокадную зиму. Много страшных историй хранит Ленинград. 10 тысяч младенцев спасли подростки. Мать умерла, а ребенок ползал рядом. 17-18-летние девушки усыновляли по две-три сироты. Везде были плакаты «Убивайте немцев, чтобы не было сирот на советской земле».
Среди обвинительных документов, представленных на Нюрнбергском процессе, была и маленькая записная книжка двенадцатилетней Тани Савичевой. В книжке девять страниц, на шести из них  — даты. Шесть страниц — шесть смертей. Таню обнаружила специальная санитарная команда, которая обходила дома. Таня была без сознания от голода. Вместе с другими детьми ее эвакуировали в Горьковскую область. Врачи два года боролись за ее жизнь, переводя из одной больницы в другую, где оказывали более квалифицированную медицинскую помощь. К сожалению, болезнь была неизлечима. И 1 июля 1944 года Таня умерла. Разве может быть что-то страшнее, когда от голода вымирали семьями?
Для спасения жителей Ленинграда много сделал уполномоченный ГКО Алексей Николаевич Косыгин, никогда не подчеркивавший свою роль в обороне Ленинграда. Как пишут военные историки, город, по сути дела, был на приехавшем осенью 1941 года А.Н. Косыгине. Он налаживал движение по «Дороге жизни», ликвидировал заторы, улаживал разногласия между гражданскими и военными властями. Доставка угля, нефти, охрана складов с продовольствием, эвакуация специалистов, детей, вывоз заводского оборудования – всем этим занимался он. Жители Ленинграда рассказывали историю о том, что он подобрал на улице умирающего мальчика. у того, лежащего среди окоченевших трупов, чуть шевельнулся пальчик. Косыгин выходил его и отправил на Большую землю. Цифры продовольственных поставок, количество тонн топлива, завезенного на электростанции, он и в старости помнил до последней запятой, а людей, которым помог, выбросил из головы, считал, что в этом ничего особенного нет. Позволю себе сказать, что он много сделал для страны, работая долгие годы председателем Совмина СССР. Его все считали большой умницей не только в нашей стране, но и за рубежом.
После чудовищно тяжелой зимы наступила весна 1942 года. Питание населения и войск улучшилось. 25 марта 1942 года исполком Ленгорсовета, в соответствии с постановлением ГКО об очистке Ленинграда, принял решение о мобилизации трудоспособного населения на работы по очистке города от завалов снега, льда, грязи, нечис­тот, трупов, чтобы избежать эпидемии. К 15 апреля ленинградцы с помощью солдат местного гарнизона привели в порядок более 12 тысяч дворов, очистили свыше трех миллионов квадратных мет­ров улиц, площадей и набережных, вывезли около миллиона тонн мусора и снега.
2 декабря 1942 года Ставка Верховного главнокомандования утвердила план операции Волховского и Ленинградского фронтов под названием «Искра». Местом прорыва блокады был избран узкий выступ, разделявший войска фронтов. Проведение операции Ставкой и лично Сталиным было поручено Г.К. Жукову. Ставкой был дан приказ 12 января 1943 года перейти в наступление южнее Ладожского озера и прорвать блокаду.
Ровно в 9 часов 30 минут утреннюю морозную тишину разорвал первый залп артиллерийской подготовки. Огненный ураган бушевал два часа. Преодолевая сильное сопротивление врага, войска обоих фронтов с большими трудностями пробивались навстречу друг другу. Гитлеровские войска упорно сражались за каждую высоту, за каждый поселок. Семь суток, день и ночь, шла ожесточенная борьба. И все же оборона противника была сломлена общими усилиями советских воинов всех родов войск.
«В результате наступления наши войска заняли Шлиссельбург и ряд других населенных пунктов, превращенных противником в мощные узлы сопротивления. 18 января в районах Рабочего поселка №5 и Рабочего поселка №1 наступавшие части фронтов соединились. Блокада Ленинграда была прорвана! Я увидел, с какой радостью бросились друг к другу бойцы фронтов, прорвавших блокаду. Это была воистину выстраданная радость! Испытания, которые пришлось пережить ленинградцам, кроме советских людей, никто, пожалуй бы, не выдержал. Жители города проявили величайшее мужество и стойкость. Под Ленинградом сражались представители всех национальностей Советского Союза, про­явившие единство, беспримерную храб­рость и массовый героизм. За мужество и отвагу 22 тысячи воинов были награждены орденами и медалями, а наиболее отличившиеся удостоены высокого звания Героя Советского Союза» (Г.К.Жуков. «Воспоминания и размышления», т. 2, стр. 182).
18 января, в день завершения прорыва блокады, Указом Президиума Верховного Совета СССР Г.К. Жукову было присвоено звание  Маршала Советского Союза.
Зима 1942-43 годов резко отличалась от предыдущей. По улицам города ходил общественный транспорт, работали предприятия, получившие топливо и электроэнергию, во всех домах действовали водопровод и канализация. 18 января 1943 года ГКО принял решение о строительстве железнодорожной ветки, которая связывала бы Ленинград со страной. 7 февраля ленинградцы встречали первый поезд, прибывший с Большой земли. С февраля по декабрь по железной дороге прошло 3104 поезда. К концу года были полностью или частично введены в действие 212 заводов и фабрик, выпускавших более 400 видов военной продукции. К зиме 1943-44 годов 99 процентов жилых домов были отремонтированы, было отремонтировано 350 тысяч квадратных метров уличных магистралей, трамваи курсировали на 12 маршрутах.
Блокадница Тамара Гранина говорит, что уже в марте 1943 года по Ленинграду прошел пионерский отряд. Взрослые смотрели, плакали и говорили: «Будем жить». Дети дошли, как достойные соратники взрослых, выдержав все страшные испытания. Более 15 тысяч подростков были награждены медалью «За оборону Ленинграда». Заканчивая свои воспоминания, она сказала: «Прожив  жизнь, мы не стали ни старше, ни мудрее, чем тогда. Страшное лицо войны никто и никогда не может сделать, если бы кому-то очень хотелось это сделать».
Сколько человек погибло в блокаду, точных данных нет до сих пор. Известно, что во время эвакуации из блокадного Ленинграда по дороге в тыл от истощения и болезней умирал каждый четвертый. В документах на Нюрнбергском процессе фигурировала цифра 650 тысяч умерших. Эти данные основаны на примерном количестве захороненных на двух самых больших мемориальных кладбищах — Пискаревском и Сирофимовском. Однако с первых дней войны в Ленинград хлынул поток беженцев из западных районов страны. Сколько было беженцев и все ли они получили продуктовые карточки, нигде не указывается. Маршал  Георгий Константинович Жуков в своей книге «воспоминания и размышления» в т. 2 упоминает, что от голода погибли 642 тысячи и от налетов фашистской авиации и артобстрелов – 21 тысяча человек. Но разные исследования последних лет называют цифру один миллион двести тысяч человек. А вообще, кто мог достоверно посчитать количество унесенных жизней той блокадной жестокостью? Отдельные источники описывают, что когда полностью была снята блокада (27 января 1944 года были освобождены Пушкин, Гатчина и Чудово), в Ленинграде осталось лишь 560 тысяч человек. Приказ Гитлера гласил: Ленинград должен исчезнуть с карты мира. Он неоднократно требовал сравнять город с землей, истребить все население, задушить голодом, подавить сопротивление защитников массированными воздушными и артиллерийскими ударами. Падение Ленинграда могло стать роковым для страны: были бы потеряны Балтийский флот, порты Мурманск и Архангельск, через которые шла помощь от союзников, уникальные промышленные объекты. Немцы получили бы возможность нанести по Москве удар с севера. Возможно, ленинградцы своими жизнями спасли страну.
Даже тем, кто родился после войны, не говоря о молодом поколении, много уже не понять того, что пережило военное поколение. Можно только прочитать или послушать рассказы оставшихся ныне в живых, кто выжил тогда и прошел через все муки блокады. Постараться осознать, попытаться почувствовать, что они пережили, сохранить это в памяти и отдать дань вечного уважения и вечной благодарности. Те, кто пережил блокаду, были обычными советскими людьми, частью великого советского народа, пред которым преклонялись все народы мира. Они сумели совершить невозможное – пережить ад голода, ледяной ад и остаться людьми. А тысячи умерших шагнули в бессмертие. Живых свидетелей той страшной трагедии для всего советского народа остается все меньше и меньше. Они уходят навсегда, и вместе с ними уходит история. От нас, особенно старшего поколения, кого своим черным крылом задела война, во многом зависит, чтобы она не ушла из памяти навсегда.
Это история мужества, стойкости, беспредельной воли к жизни, долга, веры, безграничной боли, горя людского и вечной памяти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *