Безмолвная душа

Безмолвная душа

 

«Красавица ты моя, снегирек ты мой любимый!» —  нянчил Григорий свою  годовалую дочку. Так и прозвали девочку снегирьком за пухленькие красненькие щечки. Когда в школу пошла, то так и осталась Оленькой-снегирьком для товарищей, и щечки не подводили, были румяненькие. Она была всегда здоровенькой и красивенькой, такой и замуж вышла. Но была она очень боязливой и мнительной.
Ее хвалили и в глаза, и за глаза. Была она и доброй, и улыбчивой, и не было в ней горделивости, может, это не склоняло людей к зависти. Ей все, и даже злые завистливые бабы, как бы разрешали быть такой и не ревновали к свои мужьям. Уж очень скромным и ласковым был ее вид. Но ее заревновали. Было тогда Ольге уже сорок два года. Муж этой ревнивой жены работал с Ольгой в одной конторе, и это все, что их связывало.
Боже, как же ревнивая жена терзала своего несчастного мужа! Она ему своей дурью ревнивой надумывала всякие сцены и сюжеты, как бы его встреч с Ольгой, которые ему никогда и в голову не приходили. Повторяла ему это без конца и добивалась от него признания в том, что он любит Ольгу. Вот скажи ей это – и все тут. Он, по словам его сестры, сначала пытался успокоить жену, оправдывался, но все было бесполезно. Она еще больше разжигалась ревностью. Мужчина уже совсем сник, стал теряться при виде Ольги, не мог даже свободно общаться с ней и просто посмотреть на нее. Хорошо, что Ольга долго ничего не знала о том, что происходило в доме этого человека, в его душе и вокруг них двоих на работе. Но вот сплетни просочились. Стали все присматриваться и к Ольге, и к Петровичу и домысливать, и намекать, и подшучивать, и ехидничать им в глаза.
Прошел слух по конторе, что Ольгу очень ревнует жена Петровича, что она этого так не оставит и обязательно явится к директору завода. Стало Ольге понятно, что завертелось вокруг нее что-то неладное, и затихлась она и зажалась еще больше, стыд и страх ее охватили. Поначалу пробовала оправдываться, но уже было не остановить процесс злого перемалывания.
И что? Заболела душа у Ольги. И муж ее стал не таким, как раньше, — ровным и спокойным, уверенным в своем семейном благополучии, а подозрительным и молчаливым. Они, вроде, и не ругались, но жили в каком-то напряжении. И стала Ольга чувствовать себя без вины виноватой, и начала таять, и люди вокруг уже больше не говорили ей: «Красавица ты наша, снегирек ты наш хороший», а говорили неприятное: «Ой, какая ты худая и бледная». А тут еще доброжелатели сказали ей, что жена Петровича ездила к знахарке, и та ей точно сказала, что есть у ее мужа любовница на его работе, и «сделала» она этой любовнице «на смерть».
Больше уже ничего и не надо было. Тихая и боязливая, и еще суеверная, Ольга взяла это в голову, и очень крепко. А тут еще мать ежедневно напоминала: «Посмотри на себя. Ты же стала страшная, худая, в лице у тебя – ни кровиночки. Покойный отец все тебя снегирьком называл, а теперь бы посмотрел – испугался».
Ольга иногда всматривалась в зеркало, вяло улыбалась и понимала, что все правда: нет больше того лица, нет той радости, что ходили с ней по жизни. А тут еще что-то аппетит пропал, и как бы желудок побаливает…
Поехала в отпуск к сестре в другой город, проверилась у врачей. Ничего такого не нашли. Стала успокаиваться, вразумляться. Сестра поругала ее за малодушие и суеверность.
Вышла на работу, все, вроде, нормально, новых сплетен не слышно. Но недолго было тихо. Кто-то пустил слух, что ездила Ольга аборт делать от Петровича. Ольга от бессилия плакала, над ней смеялись нагло и безжалостно, смеялись все, а она не могла защититься.
И вдруг, как гром среди ясного неба, умирает Ольгин муж от инсульта. Новые переживания, горе, волнения – все это ножом по измученному сердцу.
Сестра вновь на помощь, еще раз взяла ее к себе, проверили – нужна операция. Но… Поздно. Вскоре после операции и умерла Ольга.
Жив Петрович, жива его жена. Правда, чувствует себя Петрович как бы виноватым, ходит очень задумчивым, понимает, что зло и зависть его жены помогли извести Ольгу, понимает, что не смог он остановить свою жену от зла. Яд ее до сих пор отравляет ему жизнь. Теперь она «грызет» его за то, что с ней не весел, не говорит ей о своей любви, значит, у него нет любви к ней, значит, он по-прежнему любит Ольгу и помнит о ней, и потому такой все время задумчивый.
А помнят Ольгу, конечно, все. И теперь еще о ней говорят, что была и красивой, и доброй, и простой, всегда на вид румяненькой и здоровой. И что случилось?
А случилось то, что душа ее, мягкая, ранимая и боязливая, не смогла жить в постоянной травле.
Жизнь идет, и кто-то вновь становится людской жертвой. Есть люди, которые этим наслаждаются, особенно завистники.

Добавить комментарий