О благодарности

О преданности собаки человеку написано много. Однажды по телевизору  показывали, как собака нашла мес­то смерти своего хозяина, погибшего в автомобильной катастрофе за тридцать километров от дома, улеглась на него и не уходила. Ее не раз отвозили обратно, но она, как только освобождалась от привязи, возвращалась на место автокатастрофы.

 

О преданности собаки человеку написано много. Однажды по телевизору  показывали, как собака нашла мес­то смерти своего хозяина, погибшего в автомобильной катастрофе за тридцать километров от дома, улеглась на него и не уходила. Ее не раз отвозили обратно, но она, как только освобождалась от привязи, возвращалась на место автокатастрофы. Водители, проезжая по трассе и видя лежащую или бродящую по обочине дороги возле креста собаку, сбавляли скорость, сигналили верному другу человека, кормили, чем могли, кто-то даже поставил будку. В любое время суток собака находилась, как говорят военные, на боевом посту. Она привыкла к водителям и отдаваемой ей сигналами чести, разрешала погладить себя и, в знак благодарности за гостинец, лизала руку. Я не понимаю тех людей, которые старую собаку, служившую им верно всю жизнь, вывозят далеко от дома, покидая на голодную смерть. Неужели они думают, что животное не понимает бессердечного отношения к нему? Собаки просто от обиды смотрят вслед удаляющемуся хозяину и не бегут за ним, поняв, что их предали. Понурив голову, животное уходит бродяжничать в поисках пищи и нового хозяина.
Валентина Николаевна с мужем стали заниматься предпринимательством после распада Советского Союза. Их предприятие закрыли как нерентабельное, найти работу по профессии они не смогли и влились в общую массу «купи-продай», а от разницы выручки получали дивиденды на жизнь. Покупали белорусские текстильные товары, качественную обувь и ездили в Москву торговать. Заработав немного денег и взяв ссуду, купили подержанный микроавтобус – теперь на нем возили товар на рынок. А чтобы продать весь товар, приходилось неделями находиться на торговой точке. Однажды одинокая пожилая женщина-москвичка, покупая товар, предложила в своем загородном доме одну из трех комнат (в двух других жили предприниматели из Беларуси). Двор был просторный, два микроавтобуса легко там вмещались. Как-то вечером во двор вошла, еле волоча ноги, пошатываясь из стороны в сторону, большая старая собака коричневой масти. Она попрошайнически смотрела голодным глазом – второго у нее уже не было. Валентина Николаевна подошла к ней, заговорила, как с человеком: «Ну, что, служака, на старости лет хозяину стала не нужна, а брошенный бездушным человеком камень выбил тебе глаз?». Ученые говорят, что собака хорошо знает двести сорок слов, которые говорит хозяин, а эта, наверное, знала больше. Она мотнула хвостом и улеглась рядом, не в состоянии держаться на ногах. «Сейчас я тебя накормлю. Если хочешь, оставайся, будешь сторожить этот дом до конца своих дней». Собака опять мотнула хвостом. Валентина Николаевна вынула из пакета колбасу, хороший кусок хлеба, положила возле собаки, которая лизнула ей руку и стала спокойно есть. Предпринимательница не стала закрывать ворота, подумав, что животное захочет уйти искать своего хозяина. Но собака не ушла. Тогда Валентина Николаевна сказала: «Раз не хочешь уходить, оставайся хозяином двора. Особо комфортных условий тебе не создадим, а будку поставим». Собака мотнула хвостом в знак согласия. На утро она перезнакомилась с остальными жильцами. Жильцы поняли, что эта сторожевая собака добродушная, ласковая, умная. Она встречала и провожала их, бдительно охраняя двор. 
Так собака прижилась у новых хозяев, верно служила им, а они, после шумной работы на рынке, гладили ее, чувствуя, как при прикосновении к ней у них проходит усталость. Когда собаку впускали в дом, она всегда вытирала лапы о коврик, ложилась возле дивана и вместе с жильцами смотрела телевизор. Все норовили ее погладить, почесать за ушком, а она, довольная вниманием, смотрела с одобрением на них, положив голову на вытянутые лапы. Когда выключали телевизор, собака первая поднималась, подходила к двери в ожидании, когда ее выпустят выполнять свои обязанности. Как-то осенью, когда три семьи собрались вместе (а это редко бывает), собака не взяла есть, подошла к каждому жильцу, прощальным взглядом посмотрела  им в глаза, затем лизнула руки всем по очереди и, опустив голову, попросилась на улицу. На утро Валентина Николаевна долго звала ее, но собака не отзывалась. Женщина обошла весь двор и обнаружила ее мертвой под яблоней. Подумала: животное никогда не лежало в саду, всегда в своей будке или возле автомашины. Похоронили собаку, по ее негласному завещанию, под яблоней, где она выбрала себе мес­то. Вспоминая ее, женщины вытирают глаза платочком, сожалея о потере преданного друга.

Добавить комментарий