Так они жили

 

Трудолюбивую женщину Нину Петровну соседи знали как общительную, задорную, с неунывающим характером. Родилась она в двадцатых годах прошлого столетия, перенесла все тяготы оккупации и восстановления родного края, разрушенного войной. После войны вышла замуж за фронтовика.  Оба трудились на цементном заводе после возрождения его из руин. С жильем было трудно  ютились в частном доме. После работы Нина Петровна старалась помогать на огороде хозяйке лишь за то, что она выделила им возле печи небольшой уголок, за который они с мужем были ей благодарны. 
В то время все предприятия занимались ведомственным строительством. Как только завком вынес решение о выделении им полкоттеджа, они после работы, с грудным ребенком на руках, шли помогать строителям. Сколько же было радости, когда переехали в свое жилье, куда перевезли железную полуторную кровать, две табуретки и стол, который Анатолий Петрович  муж Нины Петровны, смастерил сам  позаимствовал у строителей несколько шалевок. 
Земельные участки были не более пяти соток, но какое было подспорье для жизни: только не ленись  трудись! Люди старались разводить живность, держали в сарайчиках свиней, кур, а коекто разводил и кроликов. Каждый клочок земли так засевался за лето, что давал по два урожая некоторых культур. А сколько было радости, когда впервые зацвели в садах яблони, груши… Никто не сидел дома, все были на огороде вместе с детьми. А их в каждой соседской семье было по двое, только у одних было пятеро  сосед из дальнего коттеджа очень хотел иметь наследника, а все рождались девочки, пока не появился мальчик. Все ходили друг к другу в гости и обязательно осматривали, как обработаны участки. 
Нина Петровна с мужем, сыном и дочкой картошку всегда садили под лопату, под шнурок  ровненькими рядами. Ухаживала она за участком тщательно, после дождя всегда осматривала с мотыгой в руках свой огород  не давала траве расти. Грядки с чесноком, морковью, луком и разными пряностями радовали глаз. Она часто, облокотясь на забор, переговаривалась с  соседкой: «Что это у тебя, Марфа, нынче лук пошел в стрелки?». «Не говори, Нина, кажется, и возле грубки хранила, не мог подмерзнуть. Наверное, рановато посадила  посмотрела на тебя и давай высаживать. У меня здесь возле дома северная сторона, а у тебя возле сарая  южная, наверное, моя земля плохо прогрелась». «Подкорми его марганцовкой, а затем на ведро воды стакан соли разведи и полей». «Да я уже все опробовала». «Тогда оборви стрелки, отдай курам, еще время есть  возьмется». 
Так и жило трудолюбивое поколение, испытавшее во время оккупации и при восстановлении страны из пепла неимоверные трудности, ценило каждый клочок земли, наголодавшись за то время. За повседневными заботами соседи и не заметили, как выросли дети. Марфины закончили при заводе вечерний строительный техникум, обзавелись семьями, получили квартиры, иногда в выходные приезжали помогать матери на огороде. У Нины Петровны дочка закончила торговый техникум, осталась с матерью и отцом. Сын после окончания строительного техникума работал на заводе мастером. Получил квартиру от завода, а после скоропостижной смерти отца стал помощником матери. В свои обязанности он включил посев и уборку огорода, а мать с дочерью занимались его обработкой. Никто не говорил  это не мое, я здесь не живу, вся семья была приучена к работе и уважению друг к другу. 
Соседи и не заметили, как состарились. В свой заводской клуб ходили теперь только на праздники, и то по приглашению. Тогда женщины долго копались в своих залежалых нарядах и с горечью замечали, что в одни не влазят, а другие вышли из моды. Тогда садились в автобус и в спешке искали чтото новенькое в свой гардероб, чтобы было не очень дорогое и по фигуре. Завидовали мужчинам со вздохом: «Им хорошо, купил один выходной костюм  и на долгие годы». После посещения клуба вешали свои наряды в шкафы до следующего случая. 
Жизнь проходила монотонно: с работы  бегом домой, да на кухню заниматься стряпней, только это закончил  спеши на огород… Так и не заметили, как пришла пора уходить на пенсию. Муж Марфы, Василь Васильевич, прифрантившись в праздничный костюм с медалями и орденами, иногда ходил в «самоволку» за бутылочкой водки. Тогда они приглашали Нину Петровну в гости  она тоже приходила не с пустыми руками. Садились под яблоней за столик и за рюмкой вспоминали войну и тяжелые послевоенные годы. А изрядно прибодрившись, Василий запевал свою любимую песню: 
«Бьется в тесной печурке огонь, 
На поленьях смола, как слеза. 
И поет мне в землянке гармонь 
Про улыбку твою и глаза…». 
Песню подхватывали женщины. Через улицу сосед Михаил слышал голоса соседей, брал из загашника свой запас, гармонь через плечо и к соседям. Трехрядкасердцеедка своими переливами тревожила души всех соседей. А когда столик под яблоней не умещал всех, выносили стол из дома, и гулянье затягивалось до поздней ночи.
Так незаметно, в радости и печали, проходили дни. Вот уже не стало Василя, а следом за ним ушла из жизни Марфа. Гармонист Миша лег на кровать и умер… Проводив своих соседей в последний путь, заскучала Нина Петровна. Одна была у нее радость  дочь, которая вышла замуж, но жила вместе с ней. Свои полкоттеджа соседи давно переписали на дочку. Та с сыном Виктором превратила его в дачу, правда, изза нехватки времени приезжала изредка, но огород был ухоженным. Нина Петровна порой облокотится на забор, окинет взглядом соседский участок, сотрет с лица слезу и со вздохом сама себе говорит: «Да, пролетели годы незаметно, другое поколение приняло от нас тяготы жизни, хорошо, что не утратили любовь к земле». 
Но вот скоропостижно умерла соседская дочь, без нее участок остался неухоженный и не засеянный. Внук соседки, который стал наследником, не знал, что с ним делать  продать не решился, хотя ему еще в наследство осталась мамина квартира (отец умер раньше матери, еще в молодом возрасте). Виктор приезжал иногда на машине, открывал настежь окна  проветривал квартиру. Заменил деревянные окна на пластиковые, сделал хороший ремонт внутри веранды. Нина Петровна, заходя к нему в гости, говорила: «Молодец, Витя, ты такой же работящий, какими были твои дедушка с бабушкой. Вот только огород, жаль, бурьяном зарос». «Не горюйте, Нина Петровна, вот женюсь, тогда и за огород возьмусь». «А скоро ли это будет, а то, может, я не дождусь новой хозяйки?». «Намечаю на осень, после рождения ребенка переедем сюда жить». «Вот мне будет радость! Ведь земелька пустует, а за ней нужно ухаживать». Нина Петровна, засевая весной свой огород, одобрительно заметила Виктору: «Молодец, что перепахал участок. Что картошку не посадил?». «На этот год решил засеять грядки, а на следующий  посажу». 
Перевезя жену с дочерью на дачу, Виктор уехал в Россию на заработки  запросы у жены были большие, а его заводская зарплата ее не устраивала. Деньги нужны были на заправку ее личной автомашины, не считая мужевой, и на пеленки, распашонки, да и с подругами расслабиться и вкусно поесть. Она вывезет ребенка в коляске из дома, разденется и загорает на обозрение прохожим. А на грядки, засаженные Виктором,  ноль внимания. Смотреласмотрела на все это Нина Петровна, да и не выдержала, с ее языка сорвались слова на всю улицу: «Бездельница, не выкручивайся на солнце перед проходящими мужиками, прополи грядки, пока ребенок спит!». «Баба Нина, Вам нужна земля  забирайте и на ней работайте. А мне что для еды нужно, я куплю в магазине». «Это только лярвы так говорят, ты  такая. Как без земли будешь жить, что, тебе руки отсохнут прополоть грядки! Вкус совсем другой овощей из огорода, чем магазинных,  не могла успокоиться Нина Петровна.  Вот приедет Виктор, он с тобой поговорит». «Я ему в рабыни не нанималась, не нужны мне его земля и он сам»,  услышала она в ответ. 
Подъехала к молодой хозяйке на новенькой «Тойоте» подруга и спросила: «Что у вас тут за скандал, Вероника?». «Да прицепилась баба Нина со своей прополкой! Я Виктору говорила, что на его огороде не собираюсь вкалывать…». «Правильно, продуктов и в магазинах хватает. Поехали позагораем на берегу Сожа под шашлычок, а дочку завези к маме». Как услыхала это Нина Петровна, вышла из себя: «Как вас Бог по земле носит!». Схватилась за сердце и, тихонько сгорбившись, пошла домой. Ее темные глаза сверкали молниями изпод опустившихся на лоб седых волос. Она говорила сама себе: «Господи, кто же их отучил работать на земле? Мои дочка с зятем стараются обрабатывать участок, хотя зарабатывают неплохо!». Дома выпила корвалола и, не дожидаясь с работы дочери с зятем, вызвала «скорую». Фельдшер со скорой помощи, сделав кардиограмму сердца, забрала ее в больницу.
После больницы Нина Петровна тихонечко расхаживалась по своему участку. С горечью смотрела она на Марфин огород, а через несколько дней заметила  унесла молодая соседка ноги подальше от земли. Неожиданно из России приехал Виктор. Зашел к Нине Петровне. Она, уставшая после осмотра огорода, только прилегла на диван. Виктор спросил о жене. Та тихонько махнула рукой, промолвила: «Лентяйка она у тебя, ей только гули на уме! Не такая тебе нужна жена. А чего ты по «мобильнику» ей не позвонил?». «Мне друзья сообщили, что она загуляла, вот я срочно, без звонка, приехал удостовериться, правда ли?». Нина Петровна посмотрела на него, из глаз  у нее потекли слезы. Она протянула руку Виктору. Он взял ее руку в свою и почувствовал, как она бессильно опускается и леденеет.
После похорон Нины Петровны Виктор развелся с женой. Сдал дачный домик квартирантам и уехал на заработки в Россию. 

Добавить комментарий