Вот и старость…

Прошли годы, пролетели. Никогда столько не думалось, сколько думается в старости. И вот что интересно, оказывается, что к старости, к своему новому состоянию, ты совсем не готов. Злишься, обижаешься, что уже и руки не те, и ноги не те, и желания не те, и интерес к жизни не тот. А жить надо, и жить хочется. Что делать? Смиряться? Да, смиряться и приспосабливаться.
Была молодой? Была и птицей вольной летала по жизни, как хотела. И никому тебя не поймать. Поймалась сама тогда, когда решила выйти замуж, обзавестись семьей и жить, как все. Так и получилось — жила, как все. Муж, трое детей, своя квартира — завод дал, работа — рядом, детки — в детском садике, пока маленькие были. Потом детки подросли, пошли в школу. Стала жить их неделями по дневнику: понедельник – суббота, как когда-то жила по своему школьному дневнику. И так класс за классом дети окончили школу. Совсем взрослые стали, разбегаются, как большие цыплята от курочки-наседки. Гуляют поздно, ночами гуляют, влюбляются, а ты только и думаешь о них оберегаешь от этой их новой жизни. Ах, как бы чего не вышло! Ах, как бы не ошиблись, как бы куда не влезли! Не спишь, не лежишь, все прислушиваешься да присматриваешься к этой их новой жизни. А детям их жизнь нравится. Ошибок они не боятся. Пришло время – поженились и не подумали кого-то слушать, с кем-то советоваться.
Что нравится тебе, что не совсем нравится – все приняла, стала снова оберегать детей и внуков своих. Теперь твоя помощь конкретная понадобилась — внуков растить помогать. Все силы им отдавала, старела потихоньку, забывая все свои личные желания, всю свою личную жизнь. Снова жила, как все женщины твоего поколения, твоего окружения. Не принято тогда было после пятидесяти лет, т.е. с уходом на пенсию, считать себя еще не старой женщиной. Бабушка – вот и все, что таким женщинам оставалось.
Но пока жив был хозяин, семья вроде была. Потихоньку вдвоем. О детях поговорите, о внуках, телевизор посмотрите, пенсии пересчитаете, распределите деньги: что на жизнь, что на день последний, что на дни рождения внукам… Так и проживали день за днем. Радовались письмам детей, их звонкам по телефону. А потом заболел хозяин. Болел долго, сама за ним смотрела, не отходя, никого не беспокоила, несла свой крест терпеливо. Умер хозяин, одна теперь. Началось одиночество, ничего не сделаешь, все однажды разлучаются. Пока еще сила есть, вроде ничего, терпимо. Бабки к тебе, ты к бабкам. В праздники, в воскресенье в церковь пойдешь, в будние дни летом в огороде работаешь, зимой по дому что-нибудь делаешь, читаешь, даже шьешь немного, вяжешь. А вот что делать, когда слабость придет? Не зря говорят, что не страшна старость, а страшна слабость.
Ну, что думать наперед? Что будет, то будет. Зимой к детям поедь в город. Ездила? А что, мало была? Домой тянет? Чего так? Там же тебе забот никаких. Печь топить не надо – ничего не надо. Спи – отдыхай… Не спиться? Думается? Лезет в голову все: и свое, и чужое? И зачем тебе это все? А не можешь мысли выгнать из головы. Вот они-то и не дают жить спокойно. И летаешь теперь в мыслях своих по тем местам, где жила, где была. Вот так. Мысли твои летают, а сама-то ты, как в клетке сидишь, и не птичкой, а мокрой курицей себя ощущаешь. Смотришь с пятого этажа, а что видишь? Два дерева до половины да два дома до половины, да неба кусок. Вспоминаешь, небось, теперь красоту свою родную в деревне? Там хорошо! Летом особенно хорошо. Дом стоит лицом на луг и лес. Огород большой, сад. Утром встаешь, только выйдешь, перекрес-тишься, глядя на божью красоту, а тут уже две вороны у крыльца так и глядят, что ты им несешь. Им все видно и слышно, они живут под окном на старом ясене. Ясень очень даже старый, довоенный. В пожаре побывал, но выжил — дом сгорел, а он остался. Два раза ты хотела его убрать совсем. Но как? Кто возьмется за такой огромный? Так и растет, корни под дом ушли. Теперь ты и рада, что оставила его жить. Листьев от него много бывает. Осенью они всегда почти сразу все слетают, сдвигаются прямо. Любишь ты их сгребать и курам в сарай стелить. Для кур это пух прямо на зиму. Они в них купаются до весны. Кур много держишь, а яйца не продаешь, а раздаешь только. Вся в мать свою пошла, которую, бывало, в шутку отец раздатчицей называл. А тогда мать свою не понимала, придиралась к ней: то кофту твою она отдала двоюродным, которые победнее жили, то юбку… Тебе уже, может, и не надо это, не носишь, а вот цепляешься к матери, упрекаешь. Что? Стыдно? Стыдно, да поздно каяться.
Что же теперь самой обижаться, когда в тебе такие черты замечают и не всегда тебя понимают? Это еще хорошо, что близкие твои видят в тебе только то, что увидеть смогли. А сама-то ты больше о себе знаешь, а было в жизни разное, и не обо всем вслух говорилось. Теперь, в старости, ошибки твои по жизни не дают тебе покоя.
Спасибо детям, что так хорошо к тебе относятся. Дай Бог, как говорится, чтобы и к ним также хорошо относились их детки. Похоже, что так и будет. Младшие их дети проявляют к ним любовь и внимание видимое, но вот у старших появилась какая-то молчаливость, сдержанность в чувствах. Они кажутся какими-то не совсем внимательными, постоянно заняты собой, своей молодостью. А ты не переживай, они не будут, не должны стать плохими. Ты же помогала их растить, многому их учила хорошему. Значит, не пройдет это мимо и бесследно. Просто сейчас у старших много забот, волнений, понять их надо и помогать им входить во взрослую жизнь. Ты этим и занимайся. Вот и будь маленьким солнышком, и согревай тихим теплом всех близких тебе людей. Ты знаешь: унывать нельзя, жалость вызывать к себе нельзя – грех. Если это понятно, то уже и хорошо. Не загружай никого своим оханьем и аханьем. Не учись у тех, кто каждому встречному рассказывает о своих болезнях. Запомни: многие, слушая о чужих болезнях, думают о своих и сравнивают, насколько у них лучше или хуже дело, вот и все. Меня рассмешила одна пожилая женщина, когда на вопрос: «Как вы себя чувствуете?», с улыбкой ответила: «Чувствую, что живая». А раз и ты живая, то живи и не скучай, и не отчаивайся.
Кто среди людей, кто добр к людям, кто любит людей и любит жизнь, тот не одинок. А старость твоя есть твоя светлая миссия. Вот и исполняй ее терпеливо. Не забывай о том, что от тебя пошли по земле люди и понесли и гены твои, и слова твои, и привычки твои, и черты характера твоего. Так что ты в большом ответе. Следи за собой, будь сильной, будь поддержкой для людей и не тяни жизненные соки от других к своим старым немощам.
Лариса ОШУРКОВА.

Добавить комментарий