Сколько сражались европейцы с нацистской Германией, или Почему белорусы должны гордиться своими прадедами

Немцы в Париже.

Все больше и больше отдаляет нас время от событий Великой Отечественной войны, но подвиги погибших в боях, печаль о миллионах невинных жертв и трагедия оккупации остаются в сознании людей старшего поколения, хранятся в памяти их детей, внуков и правнуков. И нам есть, чем гордиться, ведь в отличии от Европы мы, белорусы, сражались отчаянно, самоотверженно, героически…

Почти вся континентальная Европа к 1941 году так или иначе вошла в Третий рейх. Из существовавших к июню 1941 года двух с лишним десятков европейских стран девять — Испания, Италия, Финляндия, Дания, Норвегия, Венгрия, Румыния, Словакия и Хорватия — совместно с Германией и Австрией вступили в войну против СССР.

Остальные тоже недолго сопротивлялись врагу: Монако — 1 день, Люксембург — 1 день, Нидерланды — 6 дней, Бельгия — 8 дней, Югославия — 12 дней, Греция — 24 дня, Польша — 36 дней, Франция — 43 дня, а потом фактически присоединились к агрессору и работали на его промышленность.

Даже якобы нейтральные страны — Швейцария и Швеция не остались в стороне. Они предоставляли фашистской Германии право свободного транзита через свою территорию военных грузов, а также получали огромные доходы от торговли. Товарооборот «нейтральной» Португалии с нацистами был настолько успешным, что в мае 1945 года она объявила трехдневный траур в связи с кончиной Гитлера.

Нацисты оккупируют Люксембург

Но и это не все.

Национальную принадлежность всех тех, кто погибал в сражениях на восточном фронте, установить трудно или даже невозможно. А вот состав военнослужащих, взятых в плен нашей армией в ходе войны, известен. Немцы и австрийцы — 2 546 242 человека; 766 901 человек принадлежали к другим объявившим нам войну нациям: венграм, румынам, итальянцам, финнам и прочим, но еще 464 147 военнопленных — это французы, бельгийцы, чехи и представители других вроде бы не воевавших с СССР европейских государств.

Именно поэтому, по воспоминаниям участников, во время подписания акта о капитуляции Германии 8 мая 1945 года глава немецкой делегации фельдмаршал Кейтель, увидев среди присутствовавших на церемонии лиц во французской военной форме, не смог сдержать удивления: «Как?! И эти тоже нас победили, что ли?!»

С первых часов войны стало понятно, что план «Молниеносной войны» Гитлера провалился. Гарнизон Брестской крепости в полном окружении, без воды и продовольствия, при острой нехватке боеприпасов и медикаментов мужественно сражался с врагом. Лишь 30 июня после длительного обстрела и бомбежки, завершившихся ожесточенной атакой, гитлеровцы овладели большой частью сооружений Восточного форта, захватили в плен раненых. До 12 июля в Восточном форте продолжала сражаться небольшая группа бойцов во главе с П.М.Гавриловым.

Брестскую крепость немцы взять не смогли. Им достались развалины

Но и позже 20-х чисел июля в крепости продолжали сражаться советские воины. Последние дни борьбы овеяны легендами. К этим дням относятся надписи, оставленные на стенах крепости ее защитниками: «Умрем, но из крепости не уйдем», «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20.07.41 г.». Ни одно из знамен воинских частей, сражавшихся в крепости, не досталось врагу.

Бойцы Красной Армии шли в неравный бой, отдавая свои жизни за Отчизну. Это происходило повсеместно: на пограничных заставах, под Гродно, Скиделем, Мостами, Волковыском, Слонимом, Лидой, на переправах, на дорогах, полях и лесах новогрудского окружения.

Витебск был оккупирован только 11 июля. Гомель – 19 августа. 23 дня продолжалась героическая оборона Могилева.

Немцы в пылающем Минске

С оккупацией наши предки не смирились: началась легендарная партизанская война…

Вспоминала Анна МАВИЧ.

Добавить комментарий