«Шинданд-Кандагар»

31 год назад завершилась война в Афганистане, но о ней не забывают воины-интернационалисты, прошедшие свой боевой путь в этой восточной стране. С воином-интернационалистом Александром Зимницким встретились в редакции районной газеты.


– Родился я 8 ноября 1963 года в деревне Бель-2. Закончил три класса в начальной Бельской школе. Потом родители получили квартиру в Кричеве, и в четвертый класс я пошел учиться в СШ № 3. Закончил десятилетку. Как и большинст­во мальчишек того времени, мечтал стать военным. Решил попробовать поступить в военное училище. Не поступил, провалив первый экзамен. Это было высшее инженерное ракетно-зенитное училище в Минске. Забрал документы и поехал к родственникам, проживавшим в этом городе. И они мне посоветовали поступать в техникум или институт. Выбрал минский энергетический техникум. Завез документы и сдал экзамены. Специальность моя – «строительство линий электропередач». Учился три с половиной года. Дали отсрочку от службы. Так получилось, что я ушел в армию в двадцать с половиной лет. Это было 17 апреля, в первый призыв. Мы знали, что нас отправят куда-то за границу служить, но куда – неизвестно было. Сначала пару суток ждали в Могилеве. Затем приехали «купцы», и все поразъехались по разным сторонам. Меня и других ребят направили в Москву. Ехали мы через Кричев, затем из Моск­вы – на Ташкент, Самарканд. Ехали на поездах с пересадками. Следующим пунктом была учебка, где нас готовили на водителей «­КАМАЗов». А права я получил еще в школе в УПК. И 22 июня 1984 года мы попали в Афганистан. Сразу прилетели в Кабул. Он нас встретил жарой, стрельбой и взрывами. Встретили «дембелей» – мы прибыли на войну, а они возвращались домой. Кто-то остался в Кабуле, а нас доставили в Шинданд для прохождения службы в отдельном авиа­ционно-автомобильном батальоне. Были водителями, но у нас были голубые погоны, как у авиаторов. Мы снабжали самолеты керосином и бомбами. Я служил во второй роте. Первая рота возила бомбы, а мы возили керосин. Обычно закачивали по вечерам, а утром раненько в рейс. От Шинданда до Кандагара – 500 км. На этот путь выходила неделя, а то и больше. Ходили обычно по три-четыре колонны, под охраной.
Случаев разных за всю службу было много. Однажды, уже перед самым «дембелем», попал в серьезную переделку. У Кандагара было одно опасное место, где часто обстреливали колонны. И в этот раз наша колонна была обстреляна «духами». Стрельба, взрывы. Наши «вертушки» начали обстреливать засевших в засаде душманов, но они хорошо умели прятаться. У них там были подземные ходы, что невозможно было достать. Я в этом рейсе получил ранение. Пуля попала в руку. А останавливаться никак нельзя – сзади другие машины. Остановишься, застопоришь движение, могут поджечь всю колонну. Поэтому дал газа до самого пола и вперед, несмотря на воронки. Надежда в таком случае только на скорость. Но у меня все равно были разбиты вет­ровик и лобовое стекло, пуля попала и в кабину. Значит, снайпер целенаправленно стрелял в мою машину несколько раз.
Меня представили к награде, но орден Красной Звезды я уже получил, когда вернулся домой. Я работал тогда в «Могилевводстрой». Приехал военком, нас собрали в бараке, в небольшой комнатке начальника участка. Это было почти через год после демобилизации.
Затем работал в СПМК № 109 монтажником. Мы проводим электрику в домах, административных зданиях. И работаю здесь с 1987 года. Сначала работал рабочим, потом бригадиром, мастером и начальником участка.
Женился я через год после армии. Жену зовут Алла Григорьевна. Познакомились с ней случайно. Она приехала в Бель в гости к двоюродной сестре из Могилева. Пошла в клуб на индийский фильм, и я там тоже был. Познакомились. Проводил ее домой – сестра жила недалеко от меня, через речку. Просидели с ней почти до утра. Затем она еще приезжала, я несколько раз в Могилев ездил. Познакомились мы летом, а в декабре уже свадьба была. В 1989 году родился сын Женя. Он закончил СШ № 3 и поступил в минский колледж. Закончил отделение программирования, преподавал в колледже и заочно поступил в Новополоцкий институт, тоже по своей специальности. Сейчас работает в Минске программистом. Дочь Анна родилась в 1995 году. Также училась в СШ № 3. Она больший упор делала на гуманитарные предметы, иностранные языки ей хорошо давались. И выбор профессии она сделала соответст­вующий – поступила в Минский лингвистический институт. Работает переводчицей в фирме.
– Чем запомнился Афганистан?
– Сплоченность и взаимовыручка – это те качест­ва, которыми наделены служившие в Афганис­тане. И сейчас я встречаюсь с однополчанами, а также с теми, кто служил там раньше или позже. Но, в основном, это призывы 1983-1984 годов. Встречаем­ся с ними уже лет шесть. Мы со своим другом из Светлогорска участвовали во всех поездках. Сначала встречались в Бердянске, пока там не было войны. У нас там сослуживец, инвалид, и мы у него встречались два года подряд. Затем встретились в Крыму. Были Базулук в Оренгбурской области. Там проводился юбилейный фестиваль «Салам, бача…» участников всех локальных войн. На нем собралось тогда пять тысяч человек.
В прошлом году мы были в Воронеже. Собираемся с женами, детьми, а некоторые уже и с внуками. Пробыли там три дня. Сами организовывали разные мероприятия, конкурсы, награждения, были в Воронежском музее. Мы собираем­ся обычно в конце лета, потому что 12 августа – День авиации.
В прошлом году впервые приехал однополчанин из России, а в этом году он приехал к нам с женой на празднование Нового года. Приехал также друг из Светлогорска. И получается, что мы встречали Новый год нашей второй ротой. Благодаря этим встречам вспоминается многое со времен службы.
– Расскажите о своих родителях.
– Мать Нина Ивановна и отец Леонид Семенович. Ведь никто так не ждет, как родители. Они переживали, сколько было пролито слез матерью. Она умерла 16 лет назад. Рассказывала, что страшно волновалась за сына. Только машина где-то хлопнет, она вскакивала, думая, что привезли сына. От каждого стука вздрагивала. Поэтому нужно беречь своих родителей. Ближе них для с детей никто не будет. Отец всю жизнь отработал в милиции водителем, а мать – на шиферном.
Я знал, что они ждут меня. Сам старался, чтобы не погибнуть, бронежилет и каску лишний раз одевал. Ведь самое тяжелое для родителей – хоронить своих детей.
Сейчас активно занимаюсь патриотической работой, выступаю перед молодежью. Мне есть о чем им рассказать.
Александр Гавриленко.

Добавить комментарий