Сегодня исполнилось сто лет со дня рождения Михаила Мельникова — создателя музея в Кричеве

Михаил Мельников

16 мая нынешнего года исполняется сто лет со дня рождения Михаила Мельникова – создателя Кричевского краеведческого музея, Заслуженного работника культуры БССР, члена Союза журналистов СССР.

В ноябре 2020 г. на электронный адрес Кричевского исторического музея пришло письмо из далекой Австралии. Уроженка Беларуси, историк Елена Говор сообщила, что, разбирая архив своего деда, известного советского писателя 20-30-х годов Артема Веселого, она обнаружила письмо, датируемое 1936 г. от школьника из Кричева Михаила Мельникова.

В своем письме тот пишет, что закончил 7 классов, работает в библиотеке колхоза «Соц. показатель» Кричевского района, очень увлекается литературой и историей. Он прочитал книги А. Веселого «Россия, кровью умытая» и «Гуляй, Волга» и считает, что это – образец нового исторического жанра. «Вы как Маяковский в поэзии: выдвигаете новый жанр письма, разрушающий старый вольтеровский жанр. Ваш жанр легко доступен народу».

Михаил пишет, что в 1935 году начал печатать стихи в районной газете, а теперь решил заняться прозой. «Я являюсь корреспондентом журнала «Молодой колхозник». Со мной лично говорил ответственный редактор Кронгауз. Сказал обратиться к кому-нибудь из писателей, чтобы усовершенствоваться в литературной работе. Я решил обратиться к Вам». И еще Михаил пишет: «Моя заветная мечта – описать Кричевское восстание 1744 г. Его изучением занимаюсь уже 2 года». И в конце письма еще раз обращается за помощью в литературной работе.

Это письмо подтверждает, что Михаил Федорович с детских лет мечтал найти что-то, имеющее историческую ценность. Его учитель истории Александр Михайлович Калошка помог ему утвердиться в мысли, что городу нужен музей. К поискам Миша подключил своих друзей Николая Кривоносова и Григория Смоляка. С мечтой о создании музея в родном городе Михаил Мельников прошел весь жизненный путь.

Годы испытаний

В 1939 г. закончил 9 классов. Заработал деньги на кирпичном заводе и отправился в путешествие по стране. В сентябре 1940 г. был призван в Красную армию. Направили в горно-кавалерийский полк Закавказского военного округа. Он и здесь начинает печататься в окружной газете «Боец РККА». Рядового воина, как грамотного и смышленого, да еще пишущего статьи в армейскую газету, комиссар полка назначил своим секретарем. Его пытались завербовать чекисты, но безуспешно: молодой красноармеец был честным человеком и категорически отказался становиться доносчиком. 16 сентября 1940 г. военный трибунал 23 корпуса приговорил его за неподчинение командиру к пяти годам лагерей и этапировал на шахты Воркуты.

Началась Великая Отечественная вой-на, Мельников мечтал попасть на фронт, ради чего даже совершил попытку побега. Увы, неудачно. На приполярном Урале, возле небольшого озерца его догнала лагерная охрана, натравили собак. Истерзанного и голодного Мельникова пригнали обратно в зону, где жизнь его стала еще более невыносимой.

Все годы в лагере, будучи верным своей мечте о создании музея в Кричеве, после тяжелейшего труда на шахте, по вечерам он конспектировал лекции, которые читали ему бывший редактор «Известий» Иван Гронский по истории и литературе, профессор Алексей Некрасов – по истории искусства. С белорусской литературой его знакомили педагог Николай Иода. Теорию стихотворения, практику литературного редактирования преподавал знаменитый кинодраматург Алексей Каплер. Когда Михаил повредил во время аварии в шахте позвоночник и на три месяца получил инвалидность, а это означало голодную смерть, Каплер помог временно пристроить его в культурно-воспитательную часть. Там Мельников писал сценарии, слагал агитки: «Нашим углем – Гитлера бьем». Он не только слушал лекции и учился, но и писал стихи:
Мне в стихах этих радости век не найти.
Я писал их в пустыне, в ночи под пургою,
Я писал их всем сердцем,
что билось в груди,
Онемевшей от лома и тачки рукою.
Быть может – мне еще вернут свободу.
Лишь молодость вовек не вернуть,
Но я клянусь, не изменю народу,
Перенесу неволю и невзгоду,
Если снега мой труп не заметут.
Былых обид, что молодость убили,
Неволи лет не надо вспоминать.
Да, мы с тобой страдали, а не жили,
Но не виновна в том Отчизна-мать.
Мы испытаний путь прошли суровый,
Ни разу совестью не покривив.
И верь, вернемся в Беларусь мы снова
К просторам наших детских нив.

И вот пришел долгожданный день 7 октября 1950 г. – досрочное освобождение. В бухгалтерии лагеря ему выдали 5 рублей 30 копеек – за работу за все годы. Мельников усмехнулся, получил деньги и поехал домой. Перед Оршей ночью не мог спать: скоро Кричев. И был несказанно рад, когда услышал, как пожилая женщина во весь голос, число по-белорусски, по-деревенски, отчитывала своего деда, что он долго возится с каким-то мешком.

Родной город встретил ночью силуэтами руин. Свою улицу не узнал. Вместо дома – глинобитные руины и маленькая банька. Постучал в окошко, подошла мать, открыла дверь и, увидев сына, крикнула: «Миша, родной, дорогой!». Долго стояли и плакали мать и долгожданный страдалец.

При отступлении бургомистр и полицаи взорвали их дом. Погибло все, что он с друзьями еще школьниками собирал до войны. Погибли и его друзья – Николай Кривоносов в 1942 г. в небе Ленинграда, артиллерийский разведчик Григорий Смоляк в 1944 г.

Это означало, что собирать материалы для будущего музея придется одному.

За работу!

Прошло 5 лет после войны – вокруг следы разрушений. Ущерб, нанесенный городу и району, неизмеримый. Не удивительно, что Михаила заинтересовала история борьбы земляков против фашистских оккупантов и их пособников из числа предателей Родины. Он устроился на работу библиотекарем в Сокольничскую избу-читальню. Самую тесную связь установил с жителями окрестных деревень. Жители знали, что Михаил Федорович собирает материалы для музея, и стали приносить разнообразные известия об истории деревень, об интересных людях, событиях. Так, впервые он узнал о подвиге легендарного артиллериста Николая Сиротинина, о разведчице Татьяне Гиндиной, не раз встречался с ее матерью и сестрой. Из Сваткович сообщили, что в их деревне живет узница одного из самых страшных лагерей смерти Германии – Штутгофа –Валентина Сватковская, что героически погиб на фронте их земляк – секретарь Кричевского райкома комсомола Михаил Сватковский.

Из библиотеки Михаила Федоровича перевели директором районного Дома культуры. К нему тянулась молодежь. Стали давать концерты в городе и селах. Он читал много лекций, проводил викторины, для которых в стихотворной форме сам составлял сценарии. Всего через полгода его вызвали в райком партии и предложили подать заявление об увольнении.

Редактор местной газеты, бывший фронтовик Егор Беспалов, не спрашивая разрешения у партчиновников, взял Мельникова литработником. И когда тот начал забрасывать газету интересными заметками и статьями на военно-патрио-тические темы, уже и райкомовские работники не находили повода придраться.

Исторический музей в Кричеве/Дворец Потемкина

Труд музейный

А музей Мельников создавал «по совмес-тительству» у себя дома, символически исполняя роль директора. С энтузиазмом он занимался сбором материалов по истории края. Но необходимы были более глубокие исследования. В 1957 году он увольняется с работы. Архивы и библиотеки стали его рабочим местом. Шаг за шагом, работая в архивах и библиотеках Минска, Могилева, Москвы и Ленинграда, он вел поисковую работу. Видя истинный энтузиазм и самоотверженность краеведа, районное начальство в 1961 году выделило под музей небольшое пустовавшее помещение. Был утвержден штат сотрудников. Музей стали посещать не только жители Кричевщины, но и других районов. Среди тех, кто в разные годы поддержали Мельникова, были писатели Константин Симонов, Сергей Смирнов, Иван Шамякин, Алексей Русецкий, маршал С.С. Бирюзов, ветераны большевистской партии В.А. Радус-Зенькович, В.В. Бонч-Бруевич, семья Лепешинских, члены-корреспонденты Академии Наук СССР В.Г. Трухановский, С.О. Шмидт, белорусские ученые А.И. Мальдис, Г.Н. Кохановский и многие другие.

Настоящая дружба завязалась у Мельникова с Константином Симоновым. Он дважды побывал в Кричеве, особенно его поразил подвиг Николая Сиротинина. После смерти Симонова Михаил Федорович способствовал исполнению последней воли писателя: развеять его прах над Буйничским полем, а после – организовать там мемориальный комплекс.

В 1963 году над Кричевским музеем опять нависла опасность: был полностью сокращен штат, ликвидирована должность директора. А экспонаты? Их предложили передать другим музеям. Два года Михаил Федорович без зарплаты ходил на работу, проводил экскурсии, продолжал поиски, собирал материалы. Возобновить работу музея ему помог фронтовик, заведующий отдела культуры Иван Филиппович Юрченко. Он вместе с Михаилом Федоровичем писал письма, просьбы в Министерство культуры БССР поддержать музей. И только через 2 года выделили одну штатную единицу с мизерным окладом.

Наследие

Михаил Федорович вел огромную поисковую работу. Так, результатом его изучения жизненного пути Николая Константиновича Судзиловского, революционного народника, известного как «добрый русский доктор», в журнале «Огонек» № 7 от 14 февраля 1960 г. появился очерк с таким же названием.

Множество имен уроженцев Могилевщины и людей, связавших с ней судьбу, Михаил Федорович вернул из небытия: Александр Окаемов и Геннадий Лузенин, Иван Денисенко и много других забытых героев войны.
В 1973 году выходит его книга «Из семьи соколиной». Написал два сценария: «Борьба и творчество» (о П.Н. Лепешинском) и «Песню вели на расстрел…» (Лузенине и Окаемове), по которым были поставлены документальные фильмы.

Деятельность краеведа была признана и получила высокую оценку. В 1979 г. ему было присвоено почетное звание «Заслуженный работник культуры БССР».

Михаил Федорович написал еще 2 книги: «Атакующая юность» и «Шел край наш дорогой столетий». Им напечатаны более 2 тысяч статей в различных газетах и журналах бывшего Союза.

В книгах отзывов музея тысячи записей от благодарных посетителей: «Слушала Вас, Михаил Федорович, – молчала! Молчала перед историей, героизмом, памятью. Память – великое богатство народа. Беречь ее нужно! Доброго Вам здоровья, счастья, неиссякаемой энергии и увлеченности добрым делом. С глубоким уважением и благодарностью, зам. министра просвещения БССР Л.К. Сухнат».

«Тут умеют хранить память о прошлом. Спасибо. Лауреат Ленинской премии Василий Песков».

«Быў вельмі рады пазнаёміцца з Крычаўскім краязнаўчым музеем. Прыемна ўсведамляць, што на маёй малой радзіме ёсць сапраўдныя энтузіясты, якія шчыра клапоцяцца пра беларусскую культуру, гісторыю. Дзмітрый Бугаёў, лаўрэат Дзяржаўнай прэміі СССР, прафесар БДУ».

Вместе с женой Ефросиньей Васильевной он воспитал трех дочерей, старшая продолжила дело отца: 30 лет проработала директором Кричевского краеведческого, а затем исторического музея. У Михаила Федоровича 7 внуков и 10 правнуков.

Умер Михаил Федорович 30 июня 1993 г.

Память о нем увековечена – на здании Кричевского краеведчевского музея в 1995 году установлена мемориальная доска, и в том же году одна из улиц была названа его именем.

Наталия МОРОЗОВА (Мельникова).

Перепечатка текстов запрещена. Частичное цитирование разрешено при активной гиперссылке.

Добавить комментарий