Кто сжигал Беларусь? Почему нельзя допускать трещин в единстве

Нет плохих национальностей, есть плохие люди. Когда мы говорим о Великой Отечественной войне, очень важно проносить лейтмотивом эту мысль. И особенно – когда мы говорим о белорусской трагедии сожженных деревень.

9200 населенных пунктов было сожжено и разрушено в Беларуси за время войны. Более 5295 из них – уничтожены вместе со всем или частью населения. За годы оккупации гитлеровцы провели в Беларуси более 140 крупных карательных операций.

Самые жестокие методы применялись в борьбе с партизанами. Наиболее радикальным средством стали карательные операции, которые проводились гитлеровцами с первых дней оккупации. Отдавая приказы на проведение таких операций, немецкое командование требовало применять жесточайшие меры не только в отношении партизан, но и местного населения. «Опыт учит, что коллективные расстрелы, сожжение деревень без полной ликвидации или выселения их жителей имеют для нас плохие последствия», – говорилось в приказе начальника оперативного штаба полиции безопасности и СД рейхскомиссариата Остланд от 18 нояб­ря 1942 г.

Это должно было подавить малейшие попытки сопротивления оккупационному режиму. Под предлогом борьбы с партизанами зачастую проводилось уничтожение белорусского населения: партизанское движение было удобной причиной для осуществления планов «обезлюдения» захваченных территорий. «Партизанская война, – подчеркивал Гитлер на совещании 16 июля 1941 г., – дает нам возможность уничтожать все, что восстает против нас».

В осенне-зимний период 1943-1944 гг., когда началось освобождение Беларуси, проведение тактики «выжженной земли» приобрело наиболее широкие масштабы: специальные команды поджигателей при отходе полностью опустошали оставляемую территорию, грабили, разрушали и сжигали деревни, уничтожали население или угоняли в Германию. Целые районы Беларуси превращались в зоны пустынь.

Кто же был ответственен за сожжение деревень Беларуси? Наше сознание часто идет по простому пути: воевали мы с гитлеровцами, немецкими нацистами, значит враги – немцы. Но реальность сложнее и беспощаднее. В карательных операциях наравне с оккупантами – а иногда и с большим энтузиазмом, чем они – участвовали коллаборационисты.

Кто не слышал о Хатынской трагедии… Название этой сожженной деревни стало символом нацистских зверств военных лет. Нападение на деревню было местью партизанам за расстрел любимца Гитлера гауптмана Ганса Вёльке. Еще в советское время поговаривали, что уничтожали Хатынь украинцы из 118-го полицейского батальона. Позже историки выяснили, что на карательную операцию выезжали не только украинцы-полицаи, но и немецкая рота и украинский взвод батальона СС Дирлевангера. После войны историю с Хатынью умалчивали, в основном, потому, что почти весь украинский взвод, участвовавший в уничтожении жителей Хатыни, в августе 1943 года ушел в партизаны. После войны только командир взвода Мельниченко бросился в бега, а позже сдался НКВД. Во время следствия бежал из тюрьмы, и при втором задержании его застрелили. За остальных его сослуживцев взялись лишь в 1961 году.

Судья Военного трибунала Белорусского военного округа, полковник юстиции в отставке Виктор Глазков вынес смертный приговор одному из палачей Хатыни — Григорию Васюре. В прошлом офицер РККА, Васюра перешел на службу к немцам, стал командовать 118-м полицейским батальоном. Именно этот батальон сделал всю грязную работу в Хатыни – об этом рассказали на шумном процессе в 1986 году многочисленные свидетели. Васюра был расстрелян, но некоторые каратели все же избежали возмездия. Из пулемета по мирным белорусским крестьянам строчил Владимир Катрюк. После войны он укрылся в Канаде. Лишь несколько лет назад 90-летнего Катрюка готовы были выдать, но он умер прежде, чем это случилось.

Только ли Хатынь уничтожали «свои»? 15 июня 1942 годы была уничтожена вместе с жителями деревня Борки Кировского района. И, как утверждают историки, в составе карателей в Борках вместе с немцами был взвод коллаборационистов и подразделение местного фольксдойче из Кличева Августа Барчке. Свидетели сообщали, что каратели Дирлевангера были одеты в немецкую форму, но разговаривали на разных языках.

О чем должно нам это сказать: ненавидеть украинцев? Ненавидеть другие национальности? Ненавидеть своих же – белорусов, ведь некоторые из них были полицаями? Нет. Это должно для нас стать показательным напоминанием. Наша общая память и не забытая боль диктуют нам абсолютно правильные, исключительно человеческие поступки и в этом направлении. Кто забывает несмываемый кровавый след «бандеровцев» на белорусской земле, тот рискует тем, что когда-нибудь такой же след оставят и на его судьбе. На войне, когда выступал «брат против брата», – гитлеровцы смогли разделить народ. Мы должны выступать единым фронтом против любой силы, что хочет это единство разрушить.

 

Дарья Боровикова.

Добавить комментарий