Кричев дал путевку в жизнь

Жил-был в деревне Кашаны Кричевского района парнишка Андрей Тринченко. Учился в кашанской начальной школе, помогал родителям по хозяйству. В пятый класс стал ходить в местечко Молятичи, что в семи километрах от Кашан. В теплые дни дорога до школы была веселой, а вот осенью и зимой дети месили грязь и снег то в лаптях, то чунях. Во время этих походов Анд­рей и его друг Кирилл Мироненко надумали учиться в городе и не просто учиться, а получить рабочую специальность. Решить – решили, но в город в лаптях не пойдешь. Поэтому во время летних каникул ребята пошли зарабатывать деньги. Грузили песок на платформы на строительстве железнодорожной ветки Рославль-Могилев-Осиповичи. За 8 часов работы получали 7 рублей 31 копейку. Денег хватило не только на ботинки, но и на брюки и рабочий комбинезон.
И вот в сентябре 1928 г. Андрей и Кирилл поступили в Кричевскую профтехническую школу. В проф­техшколах молодежь получала профессию, совмещая практическое обучение с теоретическим образованием. В середине 20-х годов на базе профтехшкол создавались учебно-показательные ­мастерские.
Одной из таких школ была известная в БССР кричевская ­профтехшкола. Здесь учились не только кричевские ребята, но и приехавшие из Пропойска, Черикова, Слуцка и других городов рес­публики. В школе работали клас­сные мастера-преподаватели. На всю жизнь запомнились Анд­рею инструктор по кузнечному делу Киселев, инструктор токарного дела Филимонов и другие. Директором школы был инженер из старой интеллигенции Столяров, выделявшийся свой формой железнодорожника с отличительными знаками. В 1930 г. Столярова сменил коммунист Бокшеев, глубоко убежденный в конечной победе коммунизма во всем мире.
Все, что происходило в стране, находило свое отражение в жизни учащихся Кричевской профтех­школы.
Как известно, в 1927-1928 гг. в стране разразился хлебозаготовительный кризис, а в следующие годы небывалая засуха в зерновых районах. В стране не хватало продовольствия, и это остро ощущали на себе ученики профтехшколы. Андрей Александрович вспоминал, что питание в столовой было скудным: на первое – перловый суп з недозрелыми помидорами, не второе – перловая каша. Но это не мешало учащимся жить интересно, активно. В школе, как и по всей республике, организовывались диспуты на самые разные темы. Так, на одном из собраний учащиеся школы обсуждали пути построе­ния социализма. Старшекурсник Козлов горячо доказывал правоту точки зрения Сталина, его сокурсник Черняк не менее горячо защищал позицию Троцкого. Подобного рода диспуты не были чем-то ­экстраординарным.
В начале 30-х годов большое внимание уделялось подготовке юношей к службе в армии. Ребята учились стрелять из винтовок, прыгать с парашютом, плавать. Для подготовки будущих парашютистов кричевская комсомолия решила построить парашютную вышку. Самое активное участие в строительстве принимали ребята из профтехшколы.
В учебных заведениях популярными были военные игры. Это тоже была своеобразная подготовка молодежи к военной службе. Об одной из таких игр рассказывал Андрей Александрович. Кричевские ребята должны были штурмовать «оборонительные сооружения» учащихся Чериковской школы. Кто-то из кричевцев высказал интересную идею «подавить противника» чем-то неожиданным, громким. Идея понравилась, придумали деревянные трещотки, имитирующие пулеметную стрельбу. «Противник» не ожидал такой «стрельбы» и сдался.
Время учебы Андрея в школе сов­пало с годами коллективизации. Комсомол города привлекался к мероприятиям разного рода на селе. Так, комсомольцы кричевской профшколы участвовали в строительстве силосных ям в близлежащих колхозах.
Годы учебы в школе были временем первых встреч с девушками. Андрей хорошо танцевал, его друг Кирилл тоже. Вот и познакомились на танцах в городском парке с хорошими девчатами Валей Кривоносовой и Ганулей Сивоедовой. Вместе гуляли по городу, ходили на школьные вечера, в городской парк.
Четыре года учебы пролетели быстро. В январе 1932 г. состоялся очередной выпуск молодых рабочих Кричевской профтехшколы. Андрею присвоили квалификацию слесаря-токаря 4-го разряда и направили на работу в Могилев в куст­промсоюз — объединение мелких кустарных мастерских по изготовлению примитивной техники. Мас­тер участка подвел Андрея к неисправному токарному станку:
— Работай.
— Так он же неисправен.
— Исправь, а если не нравится, можешь убираться на все четыре ­стороны.
Такая встреча как обухом по голове ударила. Андрей не выдержал и на второй день махнул в г. Горловку на Донбассе. Там на машинострои­тельном заводе началась его трудовая деятельность, продлившаяся многие десятки лет.
А Кричев навсегда остался в памяти Андрея Александровича Тринченко городом самых лучших, неповторимых юных лет.
Таисия БОБКОВА.

Добавить комментарий