Раскрыты архивные воспоминания кричевлян, угнанных в Германию. Какие ужасы они так и не смогли забыть

Немец подгоняет советских пленных

Война – это огромная душевная рана в человеческих сердцах. Сколько страданий пришлось пережить нашему народу в годы страшной войны. Сколько искалеченных и изломанных жизней!

В цепи преступлений немецко-фашистских оккупантов особое место занимает насильственный угон в Германию мирных граждан – мужчин, женщин, детей.
У каждого из них своя судьба, свои воспоминания, но общие боль, слезы, страдания и радость, что они, пройдя через этот рабский труд в фашистской Германии, уцелели и возвратились на Родину.
Из протоколов опроса свидетелей, которые возвратились на родину из германской неволи:

Ефросинья Ивановна Брылева, 1925 года рождения, уроженка города Кричева:

«В августе 1943 года из деревни Зарубец насильственным путем была угнана в Германию. Нашим угоном руководил немецкий начальник (имя не знаю), ему помогали местные начальники полиции. Погрузили нас в товарные вагоны по 20 человек, двери вагонов были закрыты, внутри с нами находились два немецких охранника. В дороге горячую пищу почти не давали, выдавали черный хлеб по 200-250 гр. в сутки. В Белостоке нам сделали баню, а затем повезли дальше. Направление на работу проходило путем назначения по спискам, которые составляли наши старосты и каратели отрядов. По прибытию в польский город Диршау я работала учеником-слесарем около 6 месяцев, а затем меня перебросили в г. Данциг, где до освобождения работала слесарем на военном заводе по выпуску подводных лодок. Жили в комнате по 16 человек, работали по 12-13 часов в сутки, платили нам по 20-25 марок в месяц, выдавали только спецодежду и обувь на деревянной подошве. Эксплуатировал нас начальник лагеря и его заместители, фактов издевательства и насилия со мной не случалось, но я слышала, что других избивали резиновыми палками за невыход на работу и неподчинение. Вместе со мной в данном лагере находилось еще 6 человек из Кричева. С моей деревни была подруга Н. Серпикова, которая вернулась вместе со мной домой. Гриша Плотников работал электросварщиком, в дальнейшем остался с частями Красной Армии».

Николай Константинович ­Майстренков, 1928 года рождения, уроженец города Кричева:

«В сентябре 1943 года из деревни Дроновка был угнан в Германию, город Кенигсберг. По пути нас совершенно не кормили и не выпускали из вагонов, везли вместе с военнопленными. Два военнопленных пытались сбежать, их поймали и на наших глазах, перед всеми расстреляли. Из Кенигсберга меня и мою семью забрал помещик Кюн (лет тридцати на вид). Работал я на сельскохозяйственных работах с самого раннего утра и до позднего вечера. Платили за мою работу 8 марок в месяц, для питания выдавали 6 мешков картошки, 300 грамм хлеба. Жили в конюшне, одежды и обуви не давали. Почти всех нас избивали плетками за невыполненную работу».

Мария Николаевна Бочкова, 1922 года рождения, уроженка города Кричева:

«5 февраля 1943 года меня хотели угнать в Германию, до 19 февраля скрывалась от немцев, впоследствии была арестована группой «СД». Везли в товарном вагоне, кормили очень плохо – один раз в четыре дня и то, давали редкий суп. После пяти дней пребывания в Брандербургском лагере меня и других, ехавших со мной 12 человек из Кричева, направили в Берлин, выдали номера, выбитые на железной пластине, мой номер – «774». Когда в Берлине мы вышли из вагонов на улицу, около вокзала (название не помню) нас ожидали «хозяева». Меня забрал Отто Лютер, возраст его где-то 48-49 лет. Работала на огороде, сажала овощи, копала, убирала с 5 утра и до 8 вечера ежедневно. Когда приходили с огорода, хозяин давал еще домашнюю работу (чистить картошку, кормить поросят, часто – грузить вагоны). За всю работу платили 10 марок в неделю, жили в комнате под гаражом, кормили 3 раза в день супом-баландой (почти без жира), кашу давали с маргарином, хлеба 250 грамм на день. Жила и работала я у них два года, за это время выдали всего 2 платья, верхней одежды не выдавали, на ноги – деревянные башмаки. Нас, девушек, хозяин не бил, но очень оскорблял, а работавших с нами мужчин избивал палками. Освободила нас доблестная Красная Армия».
Те, кого угоняли в Германию, свидетельствуют о лишениях, голоде и бесправном положении на фашистской каторге. Беспощадная эксплуатация, избиения и издевательства выпали на их нелегкую долю в фашистской неволе.
Время неумолимо вырывает из жизни тех, кто был свидетелем и участником грозных событий военного лихолетья. Люди уходят, но остаются архивные документы, которые помогают воссоздать нависшую в те дни над страной смертельную угрозу.

 

 

Виктория Кондратенко,
ведущий архивист
учреждения «Зональный государственный архив
в г. Кричеве».

Добавить комментарий