Наши герои

Многие улицы в нашем городе названы именами героев Великой Отечественной вой­ны. Нам нужно помнить тех, кто подарил нам Победу, и эта память должна передаваться из поколения в поколение.
Одна из улиц и переулок названы в честь нашего земляка Митрофана Николаевича Карпекина. Кто этот человек и почему в его честь была названа ­улица?
Родился он в 1908 году в деревне Воронево. В 1926 году был принят на работу на железную дорогу. Перед этим учился в профтехшколе на слесаря. На железной дороге М. Карпекин в скором времени был выбран комсомольским секретарем, а затем, в свои 18 лет, и депутатом Вороневского сельского Совета. В 1930 году Митрофан Карпекин был призван в Красную Армию. Здесь он закончил школу младших командиров, командовал отделением разведки артиллерийского полка. После демобилизации вернулся в Кричев, в родной коллектив железнодорожников. Вскоре его выбрали секретарем комитета комсомола железнодорожного узла станции Кричев.
Затем он перешел на новое производство – на цементный завод. Работал машинистом турбины на электростанции. Возглавлял партийную ячейку. Райком партии направляет его на курсы пропагандистов при ЦК КПБ в Минске. После их завершения становится заведующим парткабинетом в Минске. Затем возвращается в Кричев на цементный завод. Его выбирают секретарем партийной организации цементников. Он активный организатор, душою болеющий за свое дело. В скором времени его выбирают депутатом областного Совета. А уже с 1938 года Митрофан Карпекин становится секретарем райкома партии. В начале сороковых его выбирают секретарем Могилевского обкома КПБ по кадрам. В начале Великой Отечественной войны в Кричеве, Костюковичах, Хотимске и Климовичах он проводил работу по организации подпольной борьбы против ­оккупантов.
После окончания курсов военных комиссаров при Военной академии им. М. В. Фрунзе, с марта 1942 – на Крымском фронте, начальник отдела кадров танковых войск. Во время обороны Керчи – батальонный ко­миссар. В мае 1942 г. под напором превосходящих сил противника защитники Керчи (около 10 тыс. человек) ушли в Аджимушкайские каменоломни. Гитлеровцы окружили каменоломни рядами проволочных заграждений, взрывали и заваливали входы, нагнетали в подземные штольни смешанный с газом дым, устраивали обвалы. Около 170 дней сражались защитники каменоломен в катакомбах. Митрофан Карпекин воодушевлял бойцов пламенным партийным словом и личным примером. Под его руководством осажденные совершали дерзкие вылазки, наносили врагу удары, уничтожали его пос­ты и технику. Был тяжело ранен. Умер в конце обороны каменоломен. Награжден (посмертно) орденом Красного Знамени.
А вот воспоминания о нашем героическом земляке людей, хорошо его знавших.
«Один из его товарищей по работе в Кричеве А. С. Милитиков (в 60-х годах работавший в Москве директором Всесоюзного историко-исследовательского института документирования и архивного дела) в своих воспоминаниях сообщил: «Митрофан Николаевич для всех нас, хорошо знавших его по работе, был самым близким человеком, образцом руководителя, человеком большой души, эталоном честности. Он всегда в первую очередь заботился о других, постоянно думал о людях, об общих делах государства». С первого дня Великой Отечественной войны Карпекин М. Н. занимался организацией отпора врагу на территории Могилевской области, создавал подполье и партизанские отряды, занимался эвакуацией людей, ценного имущества и документов. С сентября 1941 г. он учился на высших курсах усовершенствования политического состава Красной Армии в Перхушкове под Москвой, а затем в Белебее в Башкирии. В апреле 1942 г. он был назначен на Крымский фронт начальником отдела кадров автобронетанкового управления».
(Абрамов Всеволод Валентинович, «Керченская катастрофа 1942»).
«И вот – Керчь. Первым знакомством, состоявшимся на этой много претерпевшей земле, было знакомство с матерью и сыном, близкими человека, сражавшегося и уснувшего смертным сном в 1942-м в смутной мгле каменоломен Аджимушкая. Они, как и я, приехали в Керчь из Ленинграда. Лишь незадолго до этого, весной, в дом на набережной Мойки к медицинской сестре Фаине Федосовне Карпекиной и ее сыну, моряку дальнего плавания Валерию, пришло ошеломившее их известие: тот, о ком они четверть века назад получили из воен­комата извес­тие «пропал без вести», – батальонный комиссар Митрофан Николаевич Карпекин сражался и погиб в Аджимушкайских малых каменоломнях».
(Азаров Всеволод Борисович, «Встречи на солдатской земле»)
«16.7.42. Информсводка меня пугает и путает. Оставлено Миллерово и Богучар. Немец прет здорово. Но ему где-то готовят закуску в глотку. Ростов и Саратов ему едва ли удастся видеть. Если бы прослушать передовые «Правды», вот тогда было бы яснее. Ограничены элементы…
18.00. Началось партийное соб­рание. К этому времени у меня все приемные документы были подготовлены. Открыл собрание секретарь партийного бюро т. Манукалов, он же и председательствовал. Меня принимали в ВКП(б) кандидатом. Поручители тт. Манукалов – старший политрук, М. Н. Карпекин – батальонный комиссар, Трубарев – политрук. Характеристики написали отличные, да я их и заслужил. На собрании рассказал свою автобиографию, вопросы задавал т. Поважный. Приняли единогласно.
4.8.42. Утренняя сводка меня веселит, я только одним удивлен: ведь немец бросает на советские фронты большие резервы, наши войска ежесуточно уничтожают до 10 тыс. человек. Где же он берет народ, ведь хотя почти вся Европа у него, но должен же быть предел. Варил траву, конский щавель, прекрасно покушал и чувствую себя хорошо.
Дежурство сдал батальонному комиссару т. Карпекину. У нас опять новый порядок. Я начальник сектора № 1, Чеботарев – № 2, Карпекин – № 3. Катакомбы разбиты на три сектора охраны и обороны».
(Клабуков Александр Иванович, «Дневник»).

Добавить комментарий